Недвижимость в Киеве и Украине - KANZAS.UA
arrow arrow arrow Артур Оганесян: кто и как «регулирует» западного риелтора

Артур Оганесян: кто и как «регулирует» западного риелтора

Артур Павлович, кто обычно проявляет инициативу в создании законодательства относительно риелторской деятельности в зарубежных странах? Каковы основные предпосылки его принятия?

Все зависит от традиций в той или иной стране и этапов риелторского движения. Если говорить о США, то почти все изменения в законодательстве в течение последних десятилетий инициируют сами риелторы. Именно они переживают за состояние своей среды, за качество услуг, за максимальное удовлетворение потребителей в соответствии с изменяющимися условиями рынка. Кстати, именно в нынешнем году американцы отмечают столетие с момента создания Национальной ассоциации риелторов США — NAR.

А вот в странах, где риелторский рынок не так развит, инициация законодательных изменений может исходить и от государства. Оно таким образом реагирует на запросы своих граждан — потребителей услуг. Часто в этом проявляется реальная забота о гражданах, желание оградить их от большого количества некачественных услуг, но иногда эти законы носят больше дискриминационный и популистский характер.

Что, на Ваш взгляд, важно в опыте США, применялся ли он в других местах — скажем, в Европе? Или здесь свои подходы?

Опыт США успешно применяют на двух американских континентах. В Европе всё же есть свои традиции риелторского бизнеса. Поэтому бывает так, что даже два соседних государства по-разному регулируют риелторский рынок. Для меня всегда интересно, есть ли в данной стране государственное лицензирование риелторской деятельности или оно отсутствует. Когда государство не регулирует рынок риелторских услуг, то мы можем говорить о двух вещах: или там саморегулирование, которое взяли на себя общественные организации, или там вообще отсутствует регулирование этой деятельности как таковой.

К примеру, в Голландии эта деятельность не лицензируется государством. Здесь у риелторов хорошо отработанные технологии по оказанию услуг, есть стандарты практики, которые признают и принимают все риелторы страны. Главное — у них функционируют мультилистинговые системы (МЛС). Это — информационная база данных (своего рода Domik.net), где находится информация обо всех продаваемых объектах. О такой системе у нас говорят и мечтают, но, к сожалению, пока у нас подобной нет. Голландский объект недвижимости может быть выставлен только в том случае, если агент, риелтор представляет его эксклюзивно, то есть если он заключил с собственником договор. И никто, кроме него, не имеет права его продавать. В этом весь смысл МЛС. Значит, есть персональная ответственность риелтора за качество той информации, которая попадает в базу данных, а также за ее, так сказать, актуализацию. Если объект продан, то информация о нем должна быть из базы удалена. Если изменилась цена, то она в течение дня (!) тоже должна быть изменена. А если этого не произошло, то ответственный за нее риелтор может быть наказан вплоть до лишения права пользоваться МЛС. В такой ситуации он, по сути, теряет свой инструмент и работать на рынке не может. Потому в Голландии риелторы строго придерживаются стандартов. Лишение права пользования МЛС — это потеря эффективности работы на 80%. Вот так!

Что нужно знать, чтобы стать риелтором за рубежом и кто может им быть?

Вопросам образования риелторов, повышения их квалификации уделяется много внимания. Но в большинстве стран не требуется специального высшего образования. Считается, что это практическая профессия, и при обучении не стоит давать много теории. Потому и учебных заведений, где можно получить высшеее риелторское образование, не так много. К примеру, эту специальность можно получить в Литве — в Вильнюсском университете, где есть кафедра риелторского бизнеса.

В Америке нет высшего риелторского образования. Там есть только университеты, где организованы риелторские курсы. И все же это не высшее образование. Законодательство США не требует какого-то свидетельства о специальном образовании. Можно окончить колледж, прослушать курсы, сдать тесты. Через каждые два года обязательно повторно проходить курсы и таким образом подтверждать квалификацию.

В большинстве стран риелтором может быть любой совершеннолетний гражданин, независимо от наличия образования или предшествовавшего рода деятельности. У человека может быть медицинское образование, но он должен пройти годичные курсы и стажировку в риелторской компании.

Наличие высшего образования, насколько мне известно, требуется от риелторов во Франции.

Стоит заметить, что средний возраст, скажем, американских риелторов — за пятьдесят лет. Это интересный факт. Ведь, если вдуматься, то риелтор — психолог, человек, который глубже знает жизнь, которому можно доверить серьезные операции с недвижимостью. Потому это одна из, так сказать, семейных профессий — как врач или няня. Есть в Америке и специальное ее определение — специалист по активам. Случается, что этот специалист ведет дела одной семьи на протяжении многих лет, начиная еще с деда или бабушки…

Профессия риелтора в США весьма уважаема, но именно поэтому, считают там, ее желательно как-то контролировать.

Как же так? И что значит контролировать?

Да, высокий авторитет американской NAR позволяет ей быть в некотором понимании законодательной структурой, которая определят стандарты и кодекс этики, каждый год утверждая новый его вариант. В ее компетенции обучение, стандарты, информационная поддержка, лоббистские мероприятия. Но одну процедуру она оставила за государством: лицензирование риелторской деятельности. Ни под каким соусом NAR никогда не брала на себя эту функцию и ответственность.

Сами американские риелторы считают, что государство всегда будет более объективно и сможет стоять над корпоративным эгоизмом. Еще один аспект, о котором мне сообщили американские коллеги: если бы они оставили за собой право выдачи и отзыва лицензий, им бы просто пришлось заниматься только судебными разбирательствами, ведь многие считали бы себя ущемленными, видели бы в определенных решениях коллег проявление недобросовестной конкуренции.

И в той же Голландии, по словам президента национальной ассоциации риелторов, сами специалисты видят главную задачу в том, чтобы внедрить государственную систему контроля за своей деятельностью.

Предусматривается ли сертификация риелторов за рубежом? И как организован этот процесс?

Если мы говорим о сертификации по закону, то я бы это определение заменил на понятие лицензирования. Если мы говорим о добровольной сертификации, то она осуществляется, как правило, по решению общественной организации. Необходимо разделять эти понятия. Если сертификация добровольная, то она только для членов данной общественной организации, авторитет которой обеспечен определенным имиджем. А когда речь идет об ответственности по закону, то мы говорим о государственном лицензировании, которым дается доступ к профессии.

На сегодня законодательного регулирования риелторской деятельности, насколько мне известно, нет в Великобритании, Голландии и Германии.

Буквально на днях во время встречи с коллегой из Лондона, руководителем крупнейшего и авторитетнейшего агентства недвижимости Великобритании, я узнал, что в последнее время правительство этой страны предприняло ряд решительных шагов для упорядочивания риелторской деятельности. Коллега не скрывал своего удовлетворения, потому что искренне переживает за отношение своих соотечественников к этой профессии и за качество риелторских услуг, которое далеко от американских стандартов.

В Германии очень сильно развита судебная система и прецедентное право. Здесь настолько суров закон о защите прав потребителей, что при малейшем недовольстве действиями риелтора клиент имеет право не заплатить ему. И немецкие риелторы очень слабо защищены: клиенты часто не платят им комиссионных.

В разговоре со мной немецкие коллеги признались, что виноваты в этом сами — в середине 70-х они не смогли объединить свои усилия по законодательному регулированию риелторской деятельности и обеспечению своих прав.

За что могут лишить риелтора сертификата или лицензии?

Во многих странах принято, что если риелтор знал о недостатке объекта недвижимости и скрыл информацию об этом, то при поступлении жалобы клиента риелтора могут лишить права заниматься этой профессией. Это одно из наиболее часто обжалуемых действий. Если клиент докажет, что риелтор знал о том, что, скажем, в данном доме весной подтапливается подвал, но скрыл это, продал объект и заработал деньги, значит, он будет отвечать.

Не случайно риелторы сами инициировали создание такой структуры, как home inspection — инспекция домов. Теперь каждый риелтор считает правильным за небольшую сумму денег приглашать специалистов по домам — техников, инженеров, которые полностью осматривают весь дом и делают соответствующие заключения. После этого риелтор спокойно говорит, что он не отвечает за состояние продаваемого дома. Есть заключение, и за всю информацию относительно объекта отвечает выдавший его специалист.

Такой же подход и к операциям юридического характера. Риелтор сразу заявляет: я не юрист, чтобы отвечать за чистоту документов, у меня нет адвокатского права подавать запросы. Потому, когда дело подходит к завершению сделки, покупатель обращается к своему адвокату, чтобы тот проверил документы. Скажем, в Америке ни один риелтор этим не занимается — и не хочет, и не имеет права!

По моим наблюдениям, если имел место случай явного нарушения договорных обязательств, а не этические проблемы, зарубежные коллеги тут же отдавали дело на рассмотрение органам, охраняющим гражданское законодательство. Если человек что-то нарушил, дело подается в суд. В виде наказания — штраф или условная мера наказания.

Смысл применения кодекса этики — это ответственность во всех тех случаях, которые невозможно регулировать гражданским законодательством.

Довольно часто комиссии по риелторской деятельности рассматривают жалобы клиентов, которым показалось, что агент недостаточно добросовестно отстоял его интересы в сделке, или есть сомнение, что он подыгрывал второй стороне. Смотрите, как это диссонирует с отечественной практикой: в «Азбуке владельца недвижимости», выпущенного огромным тиражом, дается совет обращать внимание на то, чтобы риелтор не отстаивал конкретные интересы одной стороны сделки. «Пристрастность — признак непрофессионализма», — написано там. А ведь именно умению защищать интересы своего клиента посвящена подавляющая часть всего курса обучения риелтора в США…

Артур Павлович, кто обычно проявляет инициативу в создании законодательства относительно риелторской деятельности в зарубежных странах? Каковы основные предпосылки его принятия?

Все зависит от традиций в той или иной стране и этапов риелторского движения. Если говорить о США, то почти все изменения в законодательстве в течение последних десятилетий инициируют сами риелторы. Именно они переживают за состояние своей среды, за качество услуг, за максимальное удовлетворение потребителей в соответствии с изменяющимися условиями рынка. Кстати, именно в нынешнем году американцы отмечают столетие с момента создания Национальной ассоциации риелторов США — NAR.

А вот в странах, где риелторский рынок не так развит, инициация законодательных изменений может исходить и от государства. Оно таким образом реагирует на запросы своих граждан — потребителей услуг. Часто в этом проявляется реальная забота о гражданах, желание оградить их от большого количества некачественных услуг, но иногда эти законы носят больше дискриминационный и популистский характер.

Что, на Ваш взгляд, важно в опыте США, применялся ли он в других местах — скажем, в Европе? Или здесь свои подходы?

Опыт США успешно применяют на двух американских континентах. В Европе всё же есть свои традиции риелторского бизнеса. Поэтому бывает так, что даже два соседних государства по-разному регулируют риелторский рынок. Для меня всегда интересно, есть ли в данной стране государственное лицензирование риелторской деятельности или оно отсутствует. Когда государство не регулирует рынок риелторских услуг, то мы можем говорить о двух вещах: или там саморегулирование, которое взяли на себя общественные организации, или там вообще отсутствует регулирование этой деятельности как таковой.

К примеру, в Голландии эта деятельность не лицензируется государством. Здесь у риелторов хорошо отработанные технологии по оказанию услуг, есть стандарты практики, которые признают и принимают все риелторы страны. Главное — у них функционируют мультилистинговые системы (МЛС). Это — информационная база данных (своего рода Domik.net), где находится информация обо всех продаваемых объектах. О такой системе у нас говорят и мечтают, но, к сожалению, пока у нас подобной нет. Голландский объект недвижимости может быть выставлен только в том случае, если агент, риелтор представляет его эксклюзивно, то есть если он заключил с собственником договор. И никто, кроме него, не имеет права его продавать. В этом весь смысл МЛС. Значит, есть персональная ответственность риелтора за качество той информации, которая попадает в базу данных, а также за ее, так сказать, актуализацию. Если объект продан, то информация о нем должна быть из базы удалена. Если изменилась цена, то она в течение дня (!) тоже должна быть изменена. А если этого не произошло, то ответственный за нее риелтор может быть наказан вплоть до лишения права пользоваться МЛС. В такой ситуации он, по сути, теряет свой инструмент и работать на рынке не может. Потому в Голландии риелторы строго придерживаются стандартов. Лишение права пользования МЛС — это потеря эффективности работы на 80%. Вот так!

Что нужно знать, чтобы стать риелтором за рубежом и кто может им быть?

Вопросам образования риелторов, повышения их квалификации уделяется много внимания. Но в большинстве стран не требуется специального высшего образования. Считается, что это практическая профессия, и при обучении не стоит давать много теории. Потому и учебных заведений, где можно получить высшеее риелторское образование, не так много. К примеру, эту специальность можно получить в Литве — в Вильнюсском университете, где есть кафедра риелторского бизнеса.

В Америке нет высшего риелторского образования. Там есть только университеты, где организованы риелторские курсы. И все же это не высшее образование. Законодательство США не требует какого-то свидетельства о специальном образовании. Можно окончить колледж, прослушать курсы, сдать тесты. Через каждые два года обязательно повторно проходить курсы и таким образом подтверждать квалификацию.

В большинстве стран риелтором может быть любой совершеннолетний гражданин, независимо от наличия образования или предшествовавшего рода деятельности. У человека может быть медицинское образование, но он должен пройти годичные курсы и стажировку в риелторской компании.

Наличие высшего образования, насколько мне известно, требуется от риелторов во Франции.

Стоит заметить, что средний возраст, скажем, американских риелторов — за пятьдесят лет. Это интересный факт. Ведь, если вдуматься, то риелтор — психолог, человек, который глубже знает жизнь, которому можно доверить серьезные операции с недвижимостью. Потому это одна из, так сказать, семейных профессий — как врач или няня. Есть в Америке и специальное ее определение — специалист по активам. Случается, что этот специалист ведет дела одной семьи на протяжении многих лет, начиная еще с деда или бабушки…

Профессия риелтора в США весьма уважаема, но именно поэтому, считают там, ее желательно как-то контролировать.

Как же так? И что значит контролировать?

Да, высокий авторитет американской NAR позволяет ей быть в некотором понимании законодательной структурой, которая определят стандарты и кодекс этики, каждый год утверждая новый его вариант. В ее компетенции обучение, стандарты, информационная поддержка, лоббистские мероприятия. Но одну процедуру она оставила за государством: лицензирование риелторской деятельности. Ни под каким соусом NAR никогда не брала на себя эту функцию и ответственность.

Сами американские риелторы считают, что государство всегда будет более объективно и сможет стоять над корпоративным эгоизмом. Еще один аспект, о котором мне сообщили американские коллеги: если бы они оставили за собой право выдачи и отзыва лицензий, им бы просто пришлось заниматься только судебными разбирательствами, ведь многие считали бы себя ущемленными, видели бы в определенных решениях коллег проявление недобросовестной конкуренции.

И в той же Голландии, по словам президента национальной ассоциации риелторов, сами специалисты видят главную задачу в том, чтобы внедрить государственную систему контроля за своей деятельностью.

Предусматривается ли сертификация риелторов за рубежом? И как организован этот процесс?

Если мы говорим о сертификации по закону, то я бы это определение заменил на понятие лицензирования. Если мы говорим о добровольной сертификации, то она осуществляется, как правило, по решению общественной организации. Необходимо разделять эти понятия. Если сертификация добровольная, то она только для членов данной общественной организации, авторитет которой обеспечен определенным имиджем. А когда речь идет об ответственности по закону, то мы говорим о государственном лицензировании, которым дается доступ к профессии.

На сегодня законодательного регулирования риелторской деятельности, насколько мне известно, нет в Великобритании, Голландии и Германии.

Буквально на днях во время встречи с коллегой из Лондона, руководителем крупнейшего и авторитетнейшего агентства недвижимости Великобритании, я узнал, что в последнее время правительство этой страны предприняло ряд решительных шагов для упорядочивания риелторской деятельности. Коллега не скрывал своего удовлетворения, потому что искренне переживает за отношение своих соотечественников к этой профессии и за качество риелторских услуг, которое далеко от американских стандартов.

В Германии очень сильно развита судебная система и прецедентное право. Здесь настолько суров закон о защите прав потребителей, что при малейшем недовольстве действиями риелтора клиент имеет право не заплатить ему. И немецкие риелторы очень слабо защищены: клиенты часто не платят им комиссионных.

В разговоре со мной немецкие коллеги признались, что виноваты в этом сами — в середине 70-х они не смогли объединить свои усилия по законодательному регулированию риелторской деятельности и обеспечению своих прав.

За что могут лишить риелтора сертификата или лицензии?

Во многих странах принято, что если риелтор знал о недостатке объекта недвижимости и скрыл информацию об этом, то при поступлении жалобы клиента риелтора могут лишить права заниматься этой профессией. Это одно из наиболее часто обжалуемых действий. Если клиент докажет, что риелтор знал о том, что, скажем, в данном доме весной подтапливается подвал, но скрыл это, продал объект и заработал деньги, значит, он будет отвечать.

Не случайно риелторы сами инициировали создание такой структуры, как home inspection — инспекция домов. Теперь каждый риелтор считает правильным за небольшую сумму денег приглашать специалистов по домам — техников, инженеров, которые полностью осматривают весь дом и делают соответствующие заключения. После этого риелтор спокойно говорит, что он не отвечает за состояние продаваемого дома. Есть заключение, и за всю информацию относительно объекта отвечает выдавший его специалист.

Такой же подход и к операциям юридического характера. Риелтор сразу заявляет: я не юрист, чтобы отвечать за чистоту документов, у меня нет адвокатского права подавать запросы. Потому, когда дело подходит к завершению сделки, покупатель обращается к своему адвокату, чтобы тот проверил документы. Скажем, в Америке ни один риелтор этим не занимается — и не хочет, и не имеет права!

По моим наблюдениям, если имел место случай явного нарушения договорных обязательств, а не этические проблемы, зарубежные коллеги тут же отдавали дело на рассмотрение органам, охраняющим гражданское законодательство. Если человек что-то нарушил, дело подается в суд. В виде наказания — штраф или условная мера наказания.

Смысл применения кодекса этики — это ответственность во всех тех случаях, которые невозможно регулировать гражданским законодательством.

Довольно часто комиссии по риелторской деятельности рассматривают жалобы клиентов, которым показалось, что агент недостаточно добросовестно отстоял его интересы в сделке, или есть сомнение, что он подыгрывал второй стороне. Смотрите, как это диссонирует с отечественной практикой: в «Азбуке владельца недвижимости», выпущенного огромным тиражом, дается совет обращать внимание на то, чтобы риелтор не отстаивал конкретные интересы одной стороны сделки. «Пристрастность — признак непрофессионализма», — написано там. А ведь именно умению защищать интересы своего клиента посвящена подавляющая часть всего курса обучения риелтора в США…

Артур Павлович, кто обычно проявляет инициативу в создании законодательства относительно риелторской деятельности в зарубежных странах? Каковы основные предпосылки его принятия?

Все зависит от традиций в той или иной стране и этапов риелторского движения. Если говорить о США, то почти все изменения в законодательстве в течение последних десятилетий инициируют сами риелторы. Именно они переживают за состояние своей среды, за качество услуг, за максимальное удовлетворение потребителей в соответствии с изменяющимися условиями рынка. Кстати, именно в нынешнем году американцы отмечают столетие с момента создания Национальной ассоциации риелторов США — NAR.

А вот в странах, где риелторский рынок не так развит, инициация законодательных изменений может исходить и от государства. Оно таким образом реагирует на запросы своих граждан — потребителей услуг. Часто в этом проявляется реальная забота о гражданах, желание оградить их от большого количества некачественных услуг, но иногда эти законы носят больше дискриминационный и популистский характер.

Что, на Ваш взгляд, важно в опыте США, применялся ли он в других местах — скажем, в Европе? Или здесь свои подходы?

Опыт США успешно применяют на двух американских континентах. В Европе всё же есть свои традиции риелторского бизнеса. Поэтому бывает так, что даже два соседних государства по-разному регулируют риелторский рынок. Для меня всегда интересно, есть ли в данной стране государственное лицензирование риелторской деятельности или оно отсутствует. Когда государство не регулирует рынок риелторских услуг, то мы можем говорить о двух вещах: или там саморегулирование, которое взяли на себя общественные организации, или там вообще отсутствует регулирование этой деятельности как таковой.

К примеру, в Голландии эта деятельность не лицензируется государством. Здесь у риелторов хорошо отработанные технологии по оказанию услуг, есть стандарты практики, которые признают и принимают все риелторы страны. Главное — у них функционируют мультилистинговые системы (МЛС). Это — информационная база данных (своего рода Domik.net), где находится информация обо всех продаваемых объектах. О такой системе у нас говорят и мечтают, но, к сожалению, пока у нас подобной нет. Голландский объект недвижимости может быть выставлен только в том случае, если агент, риелтор представляет его эксклюзивно, то есть если он заключил с собственником договор. И никто, кроме него, не имеет права его продавать. В этом весь смысл МЛС. Значит, есть персональная ответственность риелтора за качество той информации, которая попадает в базу данных, а также за ее, так сказать, актуализацию. Если объект продан, то информация о нем должна быть из базы удалена. Если изменилась цена, то она в течение дня (!) тоже должна быть изменена. А если этого не произошло, то ответственный за нее риелтор может быть наказан вплоть до лишения права пользоваться МЛС. В такой ситуации он, по сути, теряет свой инструмент и работать на рынке не может. Потому в Голландии риелторы строго придерживаются стандартов. Лишение права пользования МЛС — это потеря эффективности работы на 80%. Вот так!

Что нужно знать, чтобы стать риелтором за рубежом и кто может им быть?

Вопросам образования риелторов, повышения их квалификации уделяется много внимания. Но в большинстве стран не требуется специального высшего образования. Считается, что это практическая профессия, и при обучении не стоит давать много теории. Потому и учебных заведений, где можно получить высшеее риелторское образование, не так много. К примеру, эту специальность можно получить в Литве — в Вильнюсском университете, где есть кафедра риелторского бизнеса.

В Америке нет высшего риелторского образования. Там есть только университеты, где организованы риелторские курсы. И все же это не высшее образование. Законодательство США не требует какого-то свидетельства о специальном образовании. Можно окончить колледж, прослушать курсы, сдать тесты. Через каждые два года обязательно повторно проходить курсы и таким образом подтверждать квалификацию.

В большинстве стран риелтором может быть любой совершеннолетний гражданин, независимо от наличия образования или предшествовавшего рода деятельности. У человека может быть медицинское образование, но он должен пройти годичные курсы и стажировку в риелторской компании.

Наличие высшего образования, насколько мне известно, требуется от риелторов во Франции.

Стоит заметить, что средний возраст, скажем, американских риелторов — за пятьдесят лет. Это интересный факт. Ведь, если вдуматься, то риелтор — психолог, человек, который глубже знает жизнь, которому можно доверить серьезные операции с недвижимостью. Потому это одна из, так сказать, семейных профессий — как врач или няня. Есть в Америке и специальное ее определение — специалист по активам. Случается, что этот специалист ведет дела одной семьи на протяжении многих лет, начиная еще с деда или бабушки…

Профессия риелтора в США весьма уважаема, но именно поэтому, считают там, ее желательно как-то контролировать.

Как же так? И что значит контролировать?

Да, высокий авторитет американской NAR позволяет ей быть в некотором понимании законодательной структурой, которая определят стандарты и кодекс этики, каждый год утверждая новый его вариант. В ее компетенции обучение, стандарты, информационная поддержка, лоббистские мероприятия. Но одну процедуру она оставила за государством: лицензирование риелторской деятельности. Ни под каким соусом NAR никогда не брала на себя эту функцию и ответственность.

Сами американские риелторы считают, что государство всегда будет более объективно и сможет стоять над корпоративным эгоизмом. Еще один аспект, о котором мне сообщили американские коллеги: если бы они оставили за собой право выдачи и отзыва лицензий, им бы просто пришлось заниматься только судебными разбирательствами, ведь многие считали бы себя ущемленными, видели бы в определенных решениях коллег проявление недобросовестной конкуренции.

И в той же Голландии, по словам президента национальной ассоциации риелторов, сами специалисты видят главную задачу в том, чтобы внедрить государственную систему контроля за своей деятельностью.

Предусматривается ли сертификация риелторов за рубежом? И как организован этот процесс?

Если мы говорим о сертификации по закону, то я бы это определение заменил на понятие лицензирования. Если мы говорим о добровольной сертификации, то она осуществляется, как правило, по решению общественной организации. Необходимо разделять эти понятия. Если сертификация добровольная, то она только для членов данной общественной организации, авторитет которой обеспечен определенным имиджем. А когда речь идет об ответственности по закону, то мы говорим о государственном лицензировании, которым дается доступ к профессии.

На сегодня законодательного регулирования риелторской деятельности, насколько мне известно, нет в Великобритании, Голландии и Германии.

Буквально на днях во время встречи с коллегой из Лондона, руководителем крупнейшего и авторитетнейшего агентства недвижимости Великобритании, я узнал, что в последнее время правительство этой страны предприняло ряд решительных шагов для упорядочивания риелторской деятельности. Коллега не скрывал своего удовлетворения, потому что искренне переживает за отношение своих соотечественников к этой профессии и за качество риелторских услуг, которое далеко от американских стандартов.

В Германии очень сильно развита судебная система и прецедентное право. Здесь настолько суров закон о защите прав потребителей, что при малейшем недовольстве действиями риелтора клиент имеет право не заплатить ему. И немецкие риелторы очень слабо защищены: клиенты часто не платят им комиссионных.

В разговоре со мной немецкие коллеги признались, что виноваты в этом сами — в середине 70-х они не смогли объединить свои усилия по законодательному регулированию риелторской деятельности и обеспечению своих прав.

За что могут лишить риелтора сертификата или лицензии?

Во многих странах принято, что если риелтор знал о недостатке объекта недвижимости и скрыл информацию об этом, то при поступлении жалобы клиента риелтора могут лишить права заниматься этой профессией. Это одно из наиболее часто обжалуемых действий. Если клиент докажет, что риелтор знал о том, что, скажем, в данном доме весной подтапливается подвал, но скрыл это, продал объект и заработал деньги, значит, он будет отвечать.

Не случайно риелторы сами инициировали создание такой структуры, как home inspection — инспекция домов. Теперь каждый риелтор считает правильным за небольшую сумму денег приглашать специалистов по домам — техников, инженеров, которые полностью осматривают весь дом и делают соответствующие заключения. После этого риелтор спокойно говорит, что он не отвечает за состояние продаваемого дома. Есть заключение, и за всю информацию относительно объекта отвечает выдавший его специалист.

Такой же подход и к операциям юридического характера. Риелтор сразу заявляет: я не юрист, чтобы отвечать за чистоту документов, у меня нет адвокатского права подавать запросы. Потому, когда дело подходит к завершению сделки, покупатель обращается к своему адвокату, чтобы тот проверил документы. Скажем, в Америке ни один риелтор этим не занимается — и не хочет, и не имеет права!

По моим наблюдениям, если имел место случай явного нарушения договорных обязательств, а не этические проблемы, зарубежные коллеги тут же отдавали дело на рассмотрение органам, охраняющим гражданское законодательство. Если человек что-то нарушил, дело подается в суд. В виде наказания — штраф или условная мера наказания.

Смысл применения кодекса этики — это ответственность во всех тех случаях, которые невозможно регулировать гражданским законодательством.

Довольно часто комиссии по риелторской деятельности рассматривают жалобы клиентов, которым показалось, что агент недостаточно добросовестно отстоял его интересы в сделке, или есть сомнение, что он подыгрывал второй стороне. Смотрите, как это диссонирует с отечественной практикой: в «Азбуке владельца недвижимости», выпущенного огромным тиражом, дается совет обращать внимание на то, чтобы риелтор не отстаивал конкретные интересы одной стороны сделки. «Пристрастность — признак непрофессионализма», — написано там. А ведь именно умению защищать интересы своего клиента посвящена подавляющая часть всего курса обучения риелтора в США…


Комментариев: 0    Просмотров: 750

Оставить коментарий:

Ваше имя:
Комментарий:

kcaptcha обновить картинку


Код введен неверно

 
Повторите ввод комментария (нецензурная лексика запрещена).


Подписка на рассылку

Выберите рассылки:

Новости, статьи, обзоры
Объекты недвижимости

Введите корректный e-mail

Следите за нами

facebook twitter vkontakte google plus