Недвижимость в Киеве и Украине - KANZAS.UA
arrow arrow arrow Долг платежом красен: в квартиру войдут без стука

Долг платежом красен: в квартиру войдут без стука

Долг платежом красен: в квартиру войдут без стука

Своим решением от 31 мая 2011 г. Конституционный Суд Украины подтвердил, что накладывать арест на имущество ответчика можно еще до вынесения окончательного решения по иску. Это означает, что исполнительная служба получила право на совершенно законных основаниях проникнуть в жилье любого должника, даже если он еще не знает, что на него подали в суд.

Заходите, когда захотите

31 мая 2011 г. Конституционный Суд Украины вынес решение по заявлению гражданки Ирины Синюгиной касательно официального толкования положений ч.1 ст.376 во взаимосвязи со ст.151-153 Гражданско-процессуального кодекса. Речь идет о правомерности принудительного проникновения в жилье должника на основании судебного определения, т. е. до рассмотрения дела судом и принятия решения по сути иска. Своим решением КСУ ответил на вопрос утвердительно – да, такое проникновение законно. Таким образом, для должников ситуация усугубилась, особенно с учетом того, что всего пару месяцев назад вступил в силу закон, существенно расширяющий права исполнительной службы.

Как считает старший юрист ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» Вячеслав Песков, это решение КСУ сложно отнести к революционным. «Необходимость толкования возникла вследствие разного применения судами одной и той же нормы права: одни суды полагали, что проникновение в жилище возможно согласно определению суда об обеспечения иска, которое обычно выносится судом на первоначальной стадии слушания; иные – согласно решению суда, т.е. документу, которым заканчивается рассмотрение спора по сути», - объясняет он.

Нужно отметить, что вопрос о возможности проникновения в жилье являлся дискуссионным не только в судах, но и среди юристов. Ведь ст. 30 Конституция Украины гарантирует право каждого человека на неприкасаемость его жилья. Более того, в норме четко написано, что не допускается проникновения в жилье или в другое владение лица, проведение в них осмотра или обыска иначе как по обоснованному решению суда. В то же время, согласно Конституции и ГКУ, каждый имеет право на защиту своих интересов и справедливый суд. 

«Принудительное проникновение в жилище гражданина никогда не приносит положительных эмоций. Но, как указал суд, ограничение некоторых конституционных прав, в том числе права на неприкосновенность жилища оправдано, когда это направлено на защиту прав и законных интересов других членов общества», - считает адвокат ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Николай Буртовой. Вместе с тем, как отмечает юрист ЮФ «Рыбин и Партнеры» Станислав Лобко, возникает вопрос, можно ли нарушать право на неприкосновенность жилища во исполнение решения суда, которое только ожидается и потенциально может быть принято вовсе не в пользу истца. 

Разрешите в гости?

В подобной ситуации, как объясняет советник, адвокат ЮФ «Magisters» Александр Скляренко, сначала суд, приняв иск к рассмотрению, по просьбе истца может применить меры обеспечения иска (например, арест имущества ответчика). Получив такой документ, государственный исполнитель, в свою очередь, вправе обратиться в суд с просьбой разрешить принудительное проникновение в жилье или другое владение ответчика с целью реализации мер обеспечения. Суд рассматривает указанное обращение и может предоставить необходимую санкцию немедленно, без вызова и уведомления сторон.

«Безусловно, и судебное решение о принятии мер обеспечения иска, и определение суда о предоставлении разрешения на принудительное проникновение в частное владение могут быть обжалованы, но сам по себе факт такого обжалования не препятствует их исполнению. Таким образом, любой должник, порой еще и не зная о том, что на него подали в суд, может оказаться в ситуации, когда к нему на вполне законных основаниях «попросится в гости» государственный исполнитель и в этой просьбе, как говорится, нельзя будет отказать», - предупреждает А. Скляренко.

По мнению С. Лобко, с одной стороны, такое положение дел защищает кредитора от сокрытия имущества должником, но с другой возникнет ситуация, когда исполнители смогут проникать в жилье человека, правонарушение которого еще официально не признано и не подтверждено судом. «Более того, несколько размыто воспринимается цель анализируемого проникновения: если на этапе взыскания по окончательному решению суда целью служит изъятие исполнителем вещи у должника, то для такого изъятия на этапе обеспечения иска (т.е. до окончания рассмотрения дела по сути) нет никаких оснований. Для чего же тогда будет осуществляться проникновение: чтобы убедиться, что вещь имеется в наличии, чтобы ограничить доступ к вещи ответчика либо во исполнение какой-то иной скрытой цели?», - задается вопросом юрист.

Не все так плохо

Как объясняет В. Песков, подобные нормы о проникновении в жилище не являются редкостью и встречаются в системах законодательства многих стран. «Проблематика этого вопроса в Украине состоит только в том, что поскольку норма о проникновении содержится в разделе кодекса, регулирующем исполнение окончательного решения суда, то ее нельзя, по мнению некоторых судов, распространять на случаи обеспечения иска», - объясняет юрист. По его мнению, правильно было бы нормы о проникновении и неприкосновенности жилища вынести в раздел «Основные положения» ГПКУ, где содержатся все принципы гражданского судопроизводства. Тогда бы было понятно, что вопрос проникновения в жилище независимо от того, на какой стадии процесса возникла такая необходимость, должен разрешаться единообразно судом по его местонахождению.

Получается, что своим решением КСУ устранил эту дилемму – суд теперь должен опираться исключительно на необходимость в обеспечении иска путем ареста имущества (проникновения в жилье), а не на стадию процесса. Правда, как отмечает В. Песков, на стадии обеспечения иска нечасто возникает необходимость отбирания у должника предмета иска, поэтому он не прогнозирует резкого увеличения числа таких проникновений в целом по стране.

Его мнение разделяет Н. Буртовой, по словам которого в большинстве случаев суды удовлетворяют представления о принудительном проникновении в жилье должника. Но это происходит в основном уже во время исполнения судебного решения – после того, как исполнитель, не обнаружив зарегистрированного на должника ценного имущества (дома, квартиры, земельные участки, автомобили, денежные средства) вынужден проводить опись и арест личного имущества должника, которым тот пользуется в быту (драгоценности, посуда, бытовая техника).

В свою очередь, С. Лобко, ссылаясь на существующую судебную практику, рассказывает, что рассмотрение подобных дел обычно носит формальный характер. По его словам, судьи очень редко серьезно вникают в проблему, а поэтому отказывают судебным приставам в удовлетворении их представлений лишь в исключительных случаях. «Это, в первую очередь, связано с однобоким подходом судей к таким делам, т. к. согласно закону они рассматриваются без участия должника, который вследствие этого не имеет возможности отстоять свою позицию перед судом», - объясняет юрист. И все же, по его словам, отечественное регулирование данного вопроса нельзя считать наихудшим. К примеру, в Российской Федерации и Беларуси проникновение судебного пристава в жилье на любом этапе исполнительного производства разрешается без необходимости получения разрешение суда.


Комментариев: 0    Просмотров: 2036

Оставить коментарий:

Ваше имя:
Комментарий:

kcaptcha обновить картинку


Код введен неверно

 
Повторите ввод комментария (нецензурная лексика запрещена).


Подписка на рассылку

Выберите рассылки:

Новости, статьи, обзоры
Объекты недвижимости

Введите корректный e-mail

Следите за нами

facebook twitter vkontakte google plus