Недвижимость в Киеве и Украине - KANZAS.UA
arrow arrow arrow Можно ли ипотекодателю не возмещать невозвращенный кредит за счет своей недвижимости, если кредитный договор был заключен с нарушением закона?

Можно ли ипотекодателю не возмещать невозвращенный кредит за счет своей недвижимости, если кредитный договор был заключен с нарушением закона?



Договоры, заключенные в обеспечение обязательств, не могут признаваться недействительными лишь по той причине, что обязательство проистекает из сделки, заключенной на основании фиктивных документов. К такому выводу пришел Верховный Суд Украины в своем определении от 01.04.2009.

Он отменил решение апелляционного суда и оставил в силе решение суда первой инстанции в судебном споре между банком и имущественным поручителем должника по договору ипотеки. Последний полагал, что если имеется вступившее в законную силу решение суда по уголовному делу, устанавливающее, что один из подписавших кредитный договор (заемщик) действовал при этом с использованием подложных документов, то договор ипотеки, обеспечивающий такой кредит, является недействительным.

Однако, несмотря на явные изъяны, заключенный кредитный договор одной из сторон был выполнен - банк предоставил заемщику кредит. Из определения ВСУ не ясно, был ли признан кредитный договор недействительным или нет, но можно утверждать, что фактически полученный кредит является ни чем иным, как исполнением отвечающего закону (или не совсем) кредитного договора одной из сторон, а именно кредитором.

Вынося решение по делу, Верховный Суд фактически рассмотрел договор, обеспечивающий обязательство, а именно договор ипотеки с имущественным поручителем, совершенно обособленно от договора, это обязательство устанавливающего, - кредитного договора. Отдельно взятый договор ипотеки не является в этом случае договором, при заключении которого какая-либо из сторон ошиблась в отношении обстоятельств, имеющих существенное значение, либо была нарочно дезинформирована (введена в оману) в отношении них, что могло бы быть основанием для признания этого договора в соответствии со статьями 229 и 230 ГК недействительным.

Банк-кредитор, заключивший договор ипотеки с имущественным поручителем и при заключении его знать не знавший и ведать не ведавший о недобросовестном поведении своего контрагента по уже заключенному договору об основном обязательстве (кредит), ни в коем случае не может рассматриваться как введший в заблуждение другую сторону по договору ипотеки. Он сам в своем неведении является пострадавшим от действий контрагента-заемщика.

Исходя из этого, имущественный поручитель, то есть в соответствии с Законом Об ипотеке лицо, передающее свое недвижимое имущество для обеспечения исполнения обязательства иного лица-должника, будет отвечать перед банком-ипотекодержателем (он же - кредитор по основному обязательству) в пределах стоимости предмета ипотеки в любом случае.

Более того, ВСУ отмечает правильность выводов суда первой инстанции (а этот суд договор ипотеки посчитал действительным), установившего факт получения кредита и невыполнения при этом обязательств кредитного договора. Это позволяет сделать вывод о том, что заключенный даже на основании подложных документов, но фактически выполненный одной из сторон кредитный договор подлежит выполнению и другой из сторон до конца, равно как и подлежат выполнению всеми имущественными поручителями другой из сторон взятые ими на себя обязательства.

Полностью разделив точку зрения ВСУ в данном вопросе, можно лишь добавить, что отечественное законодательство не знает такого основания признания договора недействительным, как обеспечительное его значение в отношении основного обязательства, установленного другим, признанным недействительным, договором. Да и заблуждение лица, заключающего сделку, на счет существенных обстоятельств этой сделки необязательно влечет за собой признание ее недействительной. Согласно нормам ч. 1 ст. 229 ГК, вопрос о недействительности в подобных случаях отнесен на усмотрение суда, которому надлежит учитывать особенности каждого конкретного случая.

И, наконец, мотивы совершения сделки, как правило, не являются теми существенными условиями, заблуждение относительно которых дает основания к признанию судом договора недействительным (абз. 2 ч. 1 ст. 229 ГК). Исключение составляют лишь случаи, о которых отдельно упомянуто в законе.

Как видно, Верховный Суд отталкивается в рассматриваемом решении от фактического состояния вещей, учитывая наличность передачи кредита заемщику. Поэтому всем настоящим и будущим имущественным поручителям стоит посоветовать при заключении договоров ипотеки удостовериться в порядочности и платежеспособности тех, за кого они поручаются, ибо никакие формальные погрешности подписанных кредитных или любых других, устанавливающих обязательства, договоров не избавят их от необходимости отдать свое имущество в обеспечение фактически полученного, но не возвращенного кредита.


Комментариев: 0    Просмотров: 587

Оставить коментарий:

Ваше имя:
Комментарий:

kcaptcha обновить картинку


Код введен неверно

 
Повторите ввод комментария (нецензурная лексика запрещена).


Подписка на рассылку

Выберите рассылки:

Новости, статьи, обзоры
Объекты недвижимости

Введите корректный e-mail

Следите за нами

facebook twitter vkontakte google plus