Недвижимость в Киеве и Украине - KANZAS.UA
arrow arrow arrow Сделки M&A: законодательные аспекты

Сделки M&A: законодательные аспекты

Простота в расшифровке данного понятия прямо пропорциональна сложности этого процесса в Украине. Сегодня мы рассмотрим некоторые законодательные аспекты слияния и поглощения компаний.

Неразбериха антимонопольного законодательства


По данным ГКЦБФР, в прошлом году процессы слияний и поглощений в сфере строительства по активности уступали телекоммуникациям и банковскому бизнесу.


Это привело к формированию достаточно сильных диверсифицированных концернов. Например, «Украинский строительный концерн» неспешно собрал вокруг себя ряд специализированных компаний, получив контроль над ними. Впрочем, все вполне объяснимо, имея за спиной «маму» в лице «Украинского финансового холдинга», можно рассчитывать на успех.


С одной стороны, при условии, если скупка «частников» проведена честно, данные сделки развивают рынок, с другой — такая скупка способствует монополизации рынка. В связи с этим предпочтительнее тенденции в консолидации мелких участников рынка с целью повышения собственной конкурентоспособности либо покупки убыточных предприятий и остатков «совпрома» иностранными инвесторами. Если только последние не являются оффшорными.


Ажиотажа на рынке слияний и поглощений не наблюдается в силу неразберихи, которая царит в требованиях антимонопольного законодательства, касающихся получения разрешений на концентрацию предприятий. В случае проведения серьезного поглощения запрос согласия АМК Украины является далеко не лишним методом защиты «тыла» компании от последующего обжалования сделки недобросовестными конкурентами или просто банальными злопыхателями.

Термины и налогообложение


Определения слияния и поглощения в Украине не суще­ствует. Нормы ст. 59 Хозяйственного кодекса добро­совестно следуют общей схеме, предложенной Положением о концентрации, но содержание этих норм несколько легковесно: все виды прекращения деятельности субъекта описываются, а не определяются. Это приводит к тому, что на практике поглощением иногда называют приобретение 10-процентного участия в компании. По нашему мнению, это является достаточным при нашем уровне культуры и установившихся традициях рынка M&A.


Гражданский кодекс также не вносит лексической ясности в терминологию «слияния и поглощения». В ст. 106 ГК просто перечисляется, что есть такие слияния, присоединения, деления и превращения, в результате которых права и обязанности, условно говоря, из пункта А путешествуют в пункт Б. Далее законодатель милостиво сни­сходит до определения превращения — ст. 108 — «изменение… организационно-правовой формы» и выделения — ст. 109 — «переход по распределительному балансу части имущества, прав и обязанностей… к одному или некольким создаваемым новым юридическим лицам». Логика в выборе предмета для определения не прослеживается.


Закон Украины «О хозяйственных обществах» вообще не предусматривает процедуры слияния и поглощения. Других специальных законов в отношении этого не планируется.


Отдельную достаточно меркантильную заинтересованность у сторон сделок по слиянию или поглощению вызывает налоговый аспект. Многочисленные разъяснения налоговых органов не упрощают, а скорее усложняют ситуацию, поскольку часто по одному и тому же вопросу существует несколько разъяснений, смысл которых отличается. В сфере слияний и поглощений унифицированный нормативный акт, касающийся налогообложения, просто отсутствует. Такие операции облагаются налогом на общих основаниях независимо от монопольного статуса участников сделки. Впрочем, в случае совершения сделок по приобретению имущества нормативная база дает более четкие ответы на вопросы налогообложения, чем в случае приобретения корпоративных прав.


Приобретение корпоративных прав компании не влечет существенных изменений в режиме налогообложения; тем не менее при проведении корпоративной операции компания может потерять ряд своих налоговых льгот. Более того, приобретателя может ожидать неприятный сюрприз в виде «унаследованных» проблем в части налогообложения. Поэтому специалисты рекомендуют в договоре, оформляющемся при сделке, предусматривать компенсацию на случай, если «всплывут» налоговые обязательства.


В случае наличия в сделке стороны-нерезидента продажа корпоративных прав, как правило, не вызывает возникновения налоговых обязательств в Украине, хотя они могут быть в государстве, в котором такой субъект имеет статус резидента. Это позволяет оптимизировать налогообложение на усмотрение сторон. Соответственно, все более распространенной становится практика заключения сделок слияний и поглощений относительно объектов в Украине между двумя нерезидентами. Впрочем, гораздо шире применяется механизм снижения базы налогообложения за счет отражения в документах, оформляющих сделку, расходов на вознаграждения рабочей команде.


Прибыль от продажи корпоративных прав или имуще­ства украинской компании является доходом и облагается налогом с прибыли предприятий, равно как и прибыль в виде дивидендов. Для физических лиц такой доход облагается по ставкам подоходного налога для резидентов или налога на дивиденды (15%) для нерезидентов. Тем не менее у нерезидентов всегда остается лазейка в виде всяческих договоров об избежании двойного налогообложения или о содействии инвестициям.


Продажа акций акционерного общества (в отличие от корпоративных прав общества с ограниченной ответ­ственностью) с оплатой наличными не вызывает налоговых последствий, однако на практике НДС не взимается в обоих случаях. Продажа имущества, расположенного в Украине, подпадает под обложение НДС по ставке 20%.


Сделки по продаже валовых активов не облагаются НДС, однако для этого должно соблюдаться условие о том, что покупатель валовых активов становится правопреемником продавца. На практике, в связи с неточностью формулировки закона, однозначно определить степень необходимости уплаты налога в данном случае часто очень сложно.


Дополнительной нагрузкой для покупателя имуще­ства является предусмотренная для таких сделок государ­ственная пошлина в размере 1% от суммы сделки, которая уплачивается при нотариальном удостоверении сделки. Законодатель высказался по этому поводу настолько расплывчато, что эта обязанность, хотя и существует (и на практике выполняется), но часто оспаривается.


Конечным результатом всей процедуры слияния и по­глощения является получение прибыли — либо для самой компании, либо для инициатора процедуры. Именно по­этому для слияний ключевым является понятие синергии (эффекта, обеспечивающего рост показателей участвующих компаний), а для поглощений — понятие бонуса (суммы, которую приобретатель корпоративных прав готов потратить на покупку объекта сверх рыночной стоимости последнего без потери рентабельности всей операции).

Оценка эффективности M&A


Существует масса различных критериев, по которым проводится оценка эффективности процедуры слияния или поглощения. В их основе лежит изменение рентабельности и рыночной стоимости компании. С целью более точного определения устойчивости последствий сделки проводится мониторинг и выстраивается долгосрочная стратегия интеграции компаний, прошедших слияние, или же определяется степень вмешательства во внутренние дела компании, ставшей подконтрольной в результате поглощения.


Несмотря на значительный опыт, накопленный на рынке корпоративного контроля с момента первых слияний и по­глощений, эффективность процедур до сих пор чрезвычайно низка — лишь около трети операций в мировом масштабе завершаются относительным успехом. И это при соответ­ственной цивилизованности тамошнего рынка.


Показатель эффективности для украинского рынка гораздо выше. Однако особой гордости этот факт не вызывает, поскольку успех слияния и поглощения является успехом рыночных спекулянтов или же крупных бизнес-групп, которым просто доступен слишком широкий набор инструментов для «продавливания» запланированной операции.


Рынок компаний, работающих с недвижимостью, не отличается оригинальностью. Только за первое полугодие 2006 года в Украине произошло около десятка официально заявленных поглощений и приобретений на рынке недвижимости на сумму от $6 млн. до $80 млн. Совокупная сумма раскрытых сделок на рынке M&A за указанный период превысила 3,5 млрд. грн.

Защита от рейдерских захватов


Судя по тому что львиная доля этих операций была проведена в Киеве, можно с легкостью предположить, сколько таких операций провернули за это время отечественные «специалисты» на территории всей Украины. Ведь в нашей стране совершенно четко прослеживается склонность корпоративных технологов к уходу в регионы. Впрочем, такая патология присуща не только Украине, но и большинству стран СНГ. Единственным средством создания равновесия на рынке является выработка у компаний инстинкта самосохранения в виде продуманных защитных схем. В условиях отсутствия законодательных мер по защите прав участников и собственников «компаний-целей» от атак заезжих или местных специалистов базой для создания защитных механизмов является корпоративная культура. Второй краеугольный камень в системе защиты — это учредительные документы, которые должны: а) быть четко продуманными; б) соответствовать законодательству. При этом устав должен поддерживаться в актуальном состоянии. Достаточно эффективными являются и дополнительные внутренние регулятивные документы, такие, как положения об органах управления или положения о процедурах, связанных с передачей акций/долей в уставном капитале, а также документы, предоставляющие дополнительные гарантии менеджменту компании.


Именно учредительные документы, равно как и указанные внутренние документы и печать компании, следует защищать наиболее надежно. Приблизительно такой же уровень защиты следует обеспечить и реестру компании, в случае если он ведется внешним регистратором. Впрочем, акционерное общество, ведущее свой реестр самостоятельно, также не застраховано от неприятных неожиданностей.


Отдельная группа защитных мер предусмотрена для организационной структуры компании. В этом контексте ключевую роль играет защита активов от «неадекватного» отягощения или вымывания из компании. Большинство специалистов по корпоративной защите упоминают в качестве защиты не только реструктурирование самой компании в группу компаний, но и перевод отдельных «лакомых кусочков» в другую юрисдикцию.


Несмотря на все упомянутые меры предосторожности, руководству компании следует всегда находиться в активной позиции. Соответственно — встречные иски, контрпредложение, призывы к общественности, различные митинги с привлечением средств массовой информации — все это следует использовать с появлением первых признаков «корпоративного наезда». Поскольку давно известен принцип: если под окнами стоит бронетранспортер с ОМОНом, то защищаться уже поздно.


Комментариев: 0    Просмотров: 611

Оставить коментарий:

Ваше имя:
Комментарий:

kcaptcha обновить картинку


Код введен неверно

 
Повторите ввод комментария (нецензурная лексика запрещена).


Подписка на рассылку

Выберите рассылки:

Новости, статьи, обзоры
Объекты недвижимости

Введите корректный e-mail

Следите за нами

facebook twitter vkontakte google plus