Недвижимость в Киеве и Украине - KANZAS.UA
arrow arrow arrow Квартиры больше не бесценны

Квартиры больше не бесценны

Оставшиеся без заработков застройщики и риэлторы тем временем наперебой утверждают, что дно уже достигнуто, и обещают подорожание с месяца на месяц. Но, как убедились на собственном опыте киевляне Вадим и Светлана – молодая пара, больше месяца назад купившая квартиру в Киеве, – и те, и другие не совсем правы. Цены действительно упали, но за хорошим жильем придется погоняться. Впрочем, обо всем по порядку.

Риэлторы

В понедельник посмотрим, во вторник – купим

Работать с риэлтором или нет, мы даже не обсуждали. Но решили, что свои 5% от сделки (а уступать они категорически не хотят, даже сидя на мели) он отработает по полной программе. Выжмем максимум пользы.

В поисках специалиста обратились к знакомым, которые хорошо ориентируются на этом рынке. В результате остановились на трех кандидатурах: Борис, Ирина и Оксана.

Ирина первой развеяла миф о голодных посредниках, хватающихся за каждого клиента. Поговорили по телефону, она пообещала подобрать варианты квартир и перезвонить, чтобы договориться о просмотре. Не перезвонила.

Оксана – отличный образец специалиста, с которым связываться не стоит. Выслушав требования к жилью (2-комнатная квартира площадью от 55 кв. м, до метро не больше 20 минут пешком, не первый и не второй этажи, дом в приличном состоянии, цена до $80 тыс.), она заявила:

– У меня как раз есть неплохая квартира на примете. На Виноградаре.

На замечание, что метро в том районе нет, и поэтому двухкомнатные должны стоить гораздо дешевле, риэлтор тут же нашлась:

– Тогда на Лесном. Очень уютная. Метраж?.. Ну, где-то 45.

Попытавшись всучить еще пару неликвидных вариантов, Оксана все-таки начала искать то, что соответствовало требованиям покупателей. В общении она сразу перешла на ты, звонила часто, пыли в глаза пускала много.

К примеру, объявления из газеты Авизо риэлтор представляла как свои эксклюзивные варианты. Когда появился наконец подходящий объект, и мы договорились пойти посмотреть квартиру, она ответила:

– Вот и отлично. Значит, в понедельник пойдем посмотрим, а во вторник купим.

– Как купим? – растерялись мы. – Надо же присмотреться...

– Я же и говорю, – перебила Оксана, – посмотрим в понедельник. А во вторник – купим!

На этом с ней и расстались. Видно, докризисные ужимки и приемы у посредников исчезнут еще нескоро.

В общем, работать начали с Борисом. Он произвел впечатление человека адекватного. Признался, что пользуется Авизо, как и прочие риэлторы. Предложил для начала выбрать два-три подходящих района и посмотреть в каждом из них около пяти квартир, и только потом определяться.

Кстати, на все просмотры возит клиентов сам, на своей машине.

Квартиры

Хорошая двушка больше 45 м – редкость

Риэлтор посоветовал не прельщаться нереально дешевыми вариантами. Мол, если двушку продают за $40 тыс. – значит, что-то с ней не так. Это подтвердилось – ни один из подозрительно выгодных вариантов не оказался реальным. К примеру, позвонили по объявлению о продаже новой квартиры в Голосеево. За жилье площадью 100 кв. м там просили $85 тыс. Оказалось, это двухуровневая квартира и предлагается купить только один из этажей. Кто купит другой и как будет оформлена собственность, внятно не объяснили.

В дальнейшем подбор квартир доверили посреднику. Он предупредил:

– Идеальных вариантов не бывает, у любой квартиры есть минусы. Но покупать стоит только такую, которая через 10 лет останется ликвидной.

Первые же просмотры разочаровали. Квартир сейчас действительно предлагают множество, но достойных – единицы.

Осматриваем Позняки-Харьковский, Оболонь и Русановку-Березняки. Габаритных двушек практически нет. Большинство предложенных – до 50 м, в старых панельках. Даже на Позняках с более-менее новым жилфондом нашли только одну квартиру в новострое, со строительной отделкой. Просили за нее $85 тыс.

При этом анонсированный вид во двор оказался видом на очередную стройплощадку. В разгар кризиса там было затишье, но можно представить, что начнется, когда строительство разморозят. Сейчас мало сданных новых домов, большинство еще достраивают. Но Борис отсоветовал их смотреть – даже если дом готов на 90%, никто не знает, через сколько лет его сдадут.

Единственная более-менее подходящая квартира на Харьковском (в доме постройки 90-х, площадью 52 м) была с огромным недостатком. Вид из окна – на мусороперерабатывающий завод, ну и запах известный, прославивший этот район.

– Ну как, сильно воняет? – поинтересовались у продавцов.

– Воняет, конечно, – честно ответили те. – Но без завода квартира была бы намного дороже!

– То есть нюхать такое за 80 тысяч баксов – это дешево? – удивились мы. И поехали на Оболонь.

Там нас ожидали малометражки, 42-45 м. Все, что просторнее – слишком дорого. Нашли всего один достойный вариант, в улучшенной панельке 90-х годов. У хозяев уже была устная договоренность о сделке, но они продолжали просмотры, для подстраховки. На следующий день мы перезвонили – квартира уже была под залогом.

Больше всего нас впечатлил просмотр квартиры на Русановской набережной. Двушку на 9-м этаже предлагали за $85 тыс. По телефону риэлтор со стороны продавца предупредила, что там нет электричества. Мы удивились и взяли фонарик. Входные двери насторожили – их явно взламывали. А запах в коридоре все прояснил...

– Горели?

– Да...

– Сколько трупов?

– Два...

В общем, продавалось пепелище. Но представителя продавца наш вопрос вовсе не смутил, она даже пыталась экскурсию провести:

– А сгорели они в этой комнате...

Но мы не стали смотреть.

Хозяева

За хороших соседей – доплатите

Борис сразу предупредил: Большинство хозяев думают, что их квартиры бесценны. Какие только плюсы нам ни называли. Даже соседей хвалили. Одна дама с апломбом заявила:

– Мы цену не сбрасываем. У нас тут соседи хорошие, все из милиции.

Ничего себе плюс, подумали мы. Значит, если начнут буянить, то даже милицию на них не вызовешь...

Вадима больше всего огорчали захламленные тамбуры и коридоры. Продавцы же считали это преимуществом – мы с соседями договорились, и теперь храним здесь картошку!

Да и понятие квартира с ремонтом – невероятно растяжимое. Многие, например, имеют в виду простенькие обои десятилетней давности и наличие кафеля в ванной.

Иногда жилье показывает не собственник, а его риэлтор. Тогда сценарий меняется. Риэлтор заинтересован в том, чтобы сделка состоялась побыстрее, поэтому зачастую сдает своего клиента, сказав по секрету: если нравится, надавите на хозяина, он сбросит цену, у него бизнес горит... Случалось, в первый же просмотр сбрасывали $5 тыс.

Мы убедились, что хозяева готовы к торгу, если им действительно необходимы деньги. Если же просто хотят расширить жилплощадь, купив взамен квартиру побольше – стоят на своем. Да и к покупателю относятся без должного по кризисным временам уважения.

Одна хозяйка с порога спросила: Вы чего вчетвером? Я же сказала – больше двух не приходить!. Потом все-таки пустила в помещение, сразу предупредив, что в цене не уступит. Судя по объявлениям, кстати – квартира эта до сих пор не продана. Что неудивительно.

В результате мы присмотрели двушку на Русановке, за нее хотели $95 тыс. Хозяин аргументировал: 54 м площади, отличный современный ремонт, большая кладовая. Супруги парировали: дом панельный, район грязный, перепланировка неузаконенная. И заняли выжидательную позицию. Через неделю цена упала до $90 тыс., еще через одну – до 85. На том и сошлись. Через три недели (столько ушло на оформление всех документов) уже праздновали новоселье.

Выводы

Риэлторы (за небольшим исключением) по-прежнему качают права из воздуха, а хозяева (за небольшим исключением) считают свои крохотные панельки подарком судьбы. Правда, исключений этих становится все больше, и покупателю это приятно. Может, к осени они сговорчивее станут?

Автор: Тала АНДРУШАК

Оставшиеся без заработков застройщики и риэлторы тем временем наперебой утверждают, что дно уже достигнуто, и обещают подорожание с месяца на месяц. Но, как убедились на собственном опыте киевляне Вадим и Светлана – молодая пара, больше месяца назад купившая квартиру в Киеве, – и те, и другие не совсем правы. Цены действительно упали, но за хорошим жильем придется погоняться. Впрочем, обо всем по порядку.

Риэлторы

В понедельник посмотрим, во вторник – купим

Работать с риэлтором или нет, мы даже не обсуждали. Но решили, что свои 5% от сделки (а уступать они категорически не хотят, даже сидя на мели) он отработает по полной программе. Выжмем максимум пользы.

В поисках специалиста обратились к знакомым, которые хорошо ориентируются на этом рынке. В результате остановились на трех кандидатурах: Борис, Ирина и Оксана.

Ирина первой развеяла миф о голодных посредниках, хватающихся за каждого клиента. Поговорили по телефону, она пообещала подобрать варианты квартир и перезвонить, чтобы договориться о просмотре. Не перезвонила.

Оксана – отличный образец специалиста, с которым связываться не стоит. Выслушав требования к жилью (2-комнатная квартира площадью от 55 кв. м, до метро не больше 20 минут пешком, не первый и не второй этажи, дом в приличном состоянии, цена до $80 тыс.), она заявила:

– У меня как раз есть неплохая квартира на примете. На Виноградаре.

На замечание, что метро в том районе нет, и поэтому двухкомнатные должны стоить гораздо дешевле, риэлтор тут же нашлась:

– Тогда на Лесном. Очень уютная. Метраж?.. Ну, где-то 45.

Попытавшись всучить еще пару неликвидных вариантов, Оксана все-таки начала искать то, что соответствовало требованиям покупателей. В общении она сразу перешла на ты, звонила часто, пыли в глаза пускала много.

К примеру, объявления из газеты Авизо риэлтор представляла как свои эксклюзивные варианты. Когда появился наконец подходящий объект, и мы договорились пойти посмотреть квартиру, она ответила:

– Вот и отлично. Значит, в понедельник пойдем посмотрим, а во вторник купим.

– Как купим? – растерялись мы. – Надо же присмотреться...

– Я же и говорю, – перебила Оксана, – посмотрим в понедельник. А во вторник – купим!

На этом с ней и расстались. Видно, докризисные ужимки и приемы у посредников исчезнут еще нескоро.

В общем, работать начали с Борисом. Он произвел впечатление человека адекватного. Признался, что пользуется Авизо, как и прочие риэлторы. Предложил для начала выбрать два-три подходящих района и посмотреть в каждом из них около пяти квартир, и только потом определяться.

Кстати, на все просмотры возит клиентов сам, на своей машине.

Квартиры

Хорошая двушка больше 45 м – редкость

Риэлтор посоветовал не прельщаться нереально дешевыми вариантами. Мол, если двушку продают за $40 тыс. – значит, что-то с ней не так. Это подтвердилось – ни один из подозрительно выгодных вариантов не оказался реальным. К примеру, позвонили по объявлению о продаже новой квартиры в Голосеево. За жилье площадью 100 кв. м там просили $85 тыс. Оказалось, это двухуровневая квартира и предлагается купить только один из этажей. Кто купит другой и как будет оформлена собственность, внятно не объяснили.

В дальнейшем подбор квартир доверили посреднику. Он предупредил:

– Идеальных вариантов не бывает, у любой квартиры есть минусы. Но покупать стоит только такую, которая через 10 лет останется ликвидной.

Первые же просмотры разочаровали. Квартир сейчас действительно предлагают множество, но достойных – единицы.

Осматриваем Позняки-Харьковский, Оболонь и Русановку-Березняки. Габаритных двушек практически нет. Большинство предложенных – до 50 м, в старых панельках. Даже на Позняках с более-менее новым жилфондом нашли только одну квартиру в новострое, со строительной отделкой. Просили за нее $85 тыс.

При этом анонсированный вид во двор оказался видом на очередную стройплощадку. В разгар кризиса там было затишье, но можно представить, что начнется, когда строительство разморозят. Сейчас мало сданных новых домов, большинство еще достраивают. Но Борис отсоветовал их смотреть – даже если дом готов на 90%, никто не знает, через сколько лет его сдадут.

Единственная более-менее подходящая квартира на Харьковском (в доме постройки 90-х, площадью 52 м) была с огромным недостатком. Вид из окна – на мусороперерабатывающий завод, ну и запах известный, прославивший этот район.

– Ну как, сильно воняет? – поинтересовались у продавцов.

– Воняет, конечно, – честно ответили те. – Но без завода квартира была бы намного дороже!

– То есть нюхать такое за 80 тысяч баксов – это дешево? – удивились мы. И поехали на Оболонь.

Там нас ожидали малометражки, 42-45 м. Все, что просторнее – слишком дорого. Нашли всего один достойный вариант, в улучшенной панельке 90-х годов. У хозяев уже была устная договоренность о сделке, но они продолжали просмотры, для подстраховки. На следующий день мы перезвонили – квартира уже была под залогом.

Больше всего нас впечатлил просмотр квартиры на Русановской набережной. Двушку на 9-м этаже предлагали за $85 тыс. По телефону риэлтор со стороны продавца предупредила, что там нет электричества. Мы удивились и взяли фонарик. Входные двери насторожили – их явно взламывали. А запах в коридоре все прояснил...

– Горели?

– Да...

– Сколько трупов?

– Два...

В общем, продавалось пепелище. Но представителя продавца наш вопрос вовсе не смутил, она даже пыталась экскурсию провести:

– А сгорели они в этой комнате...

Но мы не стали смотреть.

Хозяева

За хороших соседей – доплатите

Борис сразу предупредил: Большинство хозяев думают, что их квартиры бесценны. Какие только плюсы нам ни называли. Даже соседей хвалили. Одна дама с апломбом заявила:

– Мы цену не сбрасываем. У нас тут соседи хорошие, все из милиции.

Ничего себе плюс, подумали мы. Значит, если начнут буянить, то даже милицию на них не вызовешь...

Вадима больше всего огорчали захламленные тамбуры и коридоры. Продавцы же считали это преимуществом – мы с соседями договорились, и теперь храним здесь картошку!

Да и понятие квартира с ремонтом – невероятно растяжимое. Многие, например, имеют в виду простенькие обои десятилетней давности и наличие кафеля в ванной.

Иногда жилье показывает не собственник, а его риэлтор. Тогда сценарий меняется. Риэлтор заинтересован в том, чтобы сделка состоялась побыстрее, поэтому зачастую сдает своего клиента, сказав по секрету: если нравится, надавите на хозяина, он сбросит цену, у него бизнес горит... Случалось, в первый же просмотр сбрасывали $5 тыс.

Мы убедились, что хозяева готовы к торгу, если им действительно необходимы деньги. Если же просто хотят расширить жилплощадь, купив взамен квартиру побольше – стоят на своем. Да и к покупателю относятся без должного по кризисным временам уважения.

Одна хозяйка с порога спросила: Вы чего вчетвером? Я же сказала – больше двух не приходить!. Потом все-таки пустила в помещение, сразу предупредив, что в цене не уступит. Судя по объявлениям, кстати – квартира эта до сих пор не продана. Что неудивительно.

В результате мы присмотрели двушку на Русановке, за нее хотели $95 тыс. Хозяин аргументировал: 54 м площади, отличный современный ремонт, большая кладовая. Супруги парировали: дом панельный, район грязный, перепланировка неузаконенная. И заняли выжидательную позицию. Через неделю цена упала до $90 тыс., еще через одну – до 85. На том и сошлись. Через три недели (столько ушло на оформление всех документов) уже праздновали новоселье.

Выводы

Риэлторы (за небольшим исключением) по-прежнему качают права из воздуха, а хозяева (за небольшим исключением) считают свои крохотные панельки подарком судьбы. Правда, исключений этих становится все больше, и покупателю это приятно. Может, к осени они сговорчивее станут?

Автор: Тала АНДРУШАК

Оставшиеся без заработков застройщики и риэлторы тем временем наперебой утверждают, что дно уже достигнуто, и обещают подорожание с месяца на месяц. Но, как убедились на собственном опыте киевляне Вадим и Светлана – молодая пара, больше месяца назад купившая квартиру в Киеве, – и те, и другие не совсем правы. Цены действительно упали, но за хорошим жильем придется погоняться. Впрочем, обо всем по порядку.

Риэлторы

В понедельник посмотрим, во вторник – купим

Работать с риэлтором или нет, мы даже не обсуждали. Но решили, что свои 5% от сделки (а уступать они категорически не хотят, даже сидя на мели) он отработает по полной программе. Выжмем максимум пользы.

В поисках специалиста обратились к знакомым, которые хорошо ориентируются на этом рынке. В результате остановились на трех кандидатурах: Борис, Ирина и Оксана.

Ирина первой развеяла миф о голодных посредниках, хватающихся за каждого клиента. Поговорили по телефону, она пообещала подобрать варианты квартир и перезвонить, чтобы договориться о просмотре. Не перезвонила.

Оксана – отличный образец специалиста, с которым связываться не стоит. Выслушав требования к жилью (2-комнатная квартира площадью от 55 кв. м, до метро не больше 20 минут пешком, не первый и не второй этажи, дом в приличном состоянии, цена до $80 тыс.), она заявила:

– У меня как раз есть неплохая квартира на примете. На Виноградаре.

На замечание, что метро в том районе нет, и поэтому двухкомнатные должны стоить гораздо дешевле, риэлтор тут же нашлась:

– Тогда на Лесном. Очень уютная. Метраж?.. Ну, где-то 45.

Попытавшись всучить еще пару неликвидных вариантов, Оксана все-таки начала искать то, что соответствовало требованиям покупателей. В общении она сразу перешла на ты, звонила часто, пыли в глаза пускала много.

К примеру, объявления из газеты Авизо риэлтор представляла как свои эксклюзивные варианты. Когда появился наконец подходящий объект, и мы договорились пойти посмотреть квартиру, она ответила:

– Вот и отлично. Значит, в понедельник пойдем посмотрим, а во вторник купим.

– Как купим? – растерялись мы. – Надо же присмотреться...

– Я же и говорю, – перебила Оксана, – посмотрим в понедельник. А во вторник – купим!

На этом с ней и расстались. Видно, докризисные ужимки и приемы у посредников исчезнут еще нескоро.

В общем, работать начали с Борисом. Он произвел впечатление человека адекватного. Признался, что пользуется Авизо, как и прочие риэлторы. Предложил для начала выбрать два-три подходящих района и посмотреть в каждом из них около пяти квартир, и только потом определяться.

Кстати, на все просмотры возит клиентов сам, на своей машине.

Квартиры

Хорошая двушка больше 45 м – редкость

Риэлтор посоветовал не прельщаться нереально дешевыми вариантами. Мол, если двушку продают за $40 тыс. – значит, что-то с ней не так. Это подтвердилось – ни один из подозрительно выгодных вариантов не оказался реальным. К примеру, позвонили по объявлению о продаже новой квартиры в Голосеево. За жилье площадью 100 кв. м там просили $85 тыс. Оказалось, это двухуровневая квартира и предлагается купить только один из этажей. Кто купит другой и как будет оформлена собственность, внятно не объяснили.

В дальнейшем подбор квартир доверили посреднику. Он предупредил:

– Идеальных вариантов не бывает, у любой квартиры есть минусы. Но покупать стоит только такую, которая через 10 лет останется ликвидной.

Первые же просмотры разочаровали. Квартир сейчас действительно предлагают множество, но достойных – единицы.

Осматриваем Позняки-Харьковский, Оболонь и Русановку-Березняки. Габаритных двушек практически нет. Большинство предложенных – до 50 м, в старых панельках. Даже на Позняках с более-менее новым жилфондом нашли только одну квартиру в новострое, со строительной отделкой. Просили за нее $85 тыс.

При этом анонсированный вид во двор оказался видом на очередную стройплощадку. В разгар кризиса там было затишье, но можно представить, что начнется, когда строительство разморозят. Сейчас мало сданных новых домов, большинство еще достраивают. Но Борис отсоветовал их смотреть – даже если дом готов на 90%, никто не знает, через сколько лет его сдадут.

Единственная более-менее подходящая квартира на Харьковском (в доме постройки 90-х, площадью 52 м) была с огромным недостатком. Вид из окна – на мусороперерабатывающий завод, ну и запах известный, прославивший этот район.

– Ну как, сильно воняет? – поинтересовались у продавцов.

– Воняет, конечно, – честно ответили те. – Но без завода квартира была бы намного дороже!

– То есть нюхать такое за 80 тысяч баксов – это дешево? – удивились мы. И поехали на Оболонь.

Там нас ожидали малометражки, 42-45 м. Все, что просторнее – слишком дорого. Нашли всего один достойный вариант, в улучшенной панельке 90-х годов. У хозяев уже была устная договоренность о сделке, но они продолжали просмотры, для подстраховки. На следующий день мы перезвонили – квартира уже была под залогом.

Больше всего нас впечатлил просмотр квартиры на Русановской набережной. Двушку на 9-м этаже предлагали за $85 тыс. По телефону риэлтор со стороны продавца предупредила, что там нет электричества. Мы удивились и взяли фонарик. Входные двери насторожили – их явно взламывали. А запах в коридоре все прояснил...

– Горели?

– Да...

– Сколько трупов?

– Два...

В общем, продавалось пепелище. Но представителя продавца наш вопрос вовсе не смутил, она даже пыталась экскурсию провести:

– А сгорели они в этой комнате...

Но мы не стали смотреть.

Хозяева

За хороших соседей – доплатите

Борис сразу предупредил: Большинство хозяев думают, что их квартиры бесценны. Какие только плюсы нам ни называли. Даже соседей хвалили. Одна дама с апломбом заявила:

– Мы цену не сбрасываем. У нас тут соседи хорошие, все из милиции.

Ничего себе плюс, подумали мы. Значит, если начнут буянить, то даже милицию на них не вызовешь...

Вадима больше всего огорчали захламленные тамбуры и коридоры. Продавцы же считали это преимуществом – мы с соседями договорились, и теперь храним здесь картошку!

Да и понятие квартира с ремонтом – невероятно растяжимое. Многие, например, имеют в виду простенькие обои десятилетней давности и наличие кафеля в ванной.

Иногда жилье показывает не собственник, а его риэлтор. Тогда сценарий меняется. Риэлтор заинтересован в том, чтобы сделка состоялась побыстрее, поэтому зачастую сдает своего клиента, сказав по секрету: если нравится, надавите на хозяина, он сбросит цену, у него бизнес горит... Случалось, в первый же просмотр сбрасывали $5 тыс.

Мы убедились, что хозяева готовы к торгу, если им действительно необходимы деньги. Если же просто хотят расширить жилплощадь, купив взамен квартиру побольше – стоят на своем. Да и к покупателю относятся без должного по кризисным временам уважения.

Одна хозяйка с порога спросила: Вы чего вчетвером? Я же сказала – больше двух не приходить!. Потом все-таки пустила в помещение, сразу предупредив, что в цене не уступит. Судя по объявлениям, кстати – квартира эта до сих пор не продана. Что неудивительно.

В результате мы присмотрели двушку на Русановке, за нее хотели $95 тыс. Хозяин аргументировал: 54 м площади, отличный современный ремонт, большая кладовая. Супруги парировали: дом панельный, район грязный, перепланировка неузаконенная. И заняли выжидательную позицию. Через неделю цена упала до $90 тыс., еще через одну – до 85. На том и сошлись. Через три недели (столько ушло на оформление всех документов) уже праздновали новоселье.

Выводы

Риэлторы (за небольшим исключением) по-прежнему качают права из воздуха, а хозяева (за небольшим исключением) считают свои крохотные панельки подарком судьбы. Правда, исключений этих становится все больше, и покупателю это приятно. Может, к осени они сговорчивее станут?

Автор: Тала АНДРУШАК


Комментариев: 0    Просмотров: 626

Оставить коментарий:

Ваше имя:
Комментарий:

kcaptcha обновить картинку


Код введен неверно

 
Повторите ввод комментария (нецензурная лексика запрещена).


Подписка на рассылку

Выберите рассылки:

Новости, статьи, обзоры
Объекты недвижимости

Введите корректный e-mail

Следите за нами

facebook twitter vkontakte google plus