Недвижимость в Киеве и Украине - KANZAS.UA
arrow arrow arrow Как банкиры оценивают состояние банковской системы?

Как банкиры оценивают состояние банковской системы?

Как банкиры оценивают состояние банковской системы?

«Деньги» решили обсудить слухи и опасения по поводу очередной волны кризиса с теми, кто ежеминутно держит руку на пульсе экономики — с банкирами.

«Деньги» пригласили в редакцию председателя правления Райффайзен Банка Аваль Владимира Лавренчука и первого зампреда правления Сбербанка России Александра Ведяхина. В ходе дискуссии главный редактор издания Александр Крамаренко и финансовый обозреватель Павел Харламов спрашивали банкиров о вероятности нового витка кризиса, о последствиях глобального роста цен на энергоносители, сырье и продовольствие, а также о ситуации на валютном рынке и в банковском секторе.

— Очень хотелось бы услышать ваши мнения, насколько материальна и реальна угроза возврата кризиса?

Владимир Лавренчук: — Волна кризиса, безусловно, будет. Вопрос, когда? Экономика развивается циклично, и время от времени возникают кризисные явления вследствие перегрева, дисбаланса и даже природных катаклизмов. Сейчас основная опасность — большой уровень госдолгов ряда стран Европы и США. Тем не менее, эти долги — не новы. Их уровень был высоким и год, и пять, и 10 лет назад. И вряд ли в этом квартале возникнет что-то неожиданное из-за внезапного «перегрева» экономики. Поэтому я не вижу оснований, чтобы делать какие-то корректировки наших прогнозов на 2011 год.

Александр Ведяхин: — Факторы, которые могут стать триггерами дестабилизации мировой экономики, — это проблемы в США, Еврозоне или Китае, а также фактор неопределенности или, как его называют — «черный лебедь», который невозможно прогнозировать (например, извержение вулкана). Касательно США, заявления о том, что экономика страны — это огромный «мыльный пузырь», который появился недавно — несколько преувеличены. Проблемы с госдолгом США давние, они начались, когда Штаты стали главным кредитором мировой экономики и отменили привязку доллара к золотовалютным резервам страны. Каких-либо катастрофических прогнозов изменения курса доллара на ближайшее будущее делать не приходится.

Ситуация в Еврозоне сложная. Есть основные «опорные» государства, где экономика показывает достаточно хорошую динамику, и они вытягивают остальные проблемные страны. Но, опять-таки, говорить, что Евросоюз вот-вот развалится, а евро — окончательно рухнет, безосновательно. Более того, благодаря действиям ЕЦБ евро даже укрепляется.

Что касается Китая, у экономики этой страны есть два варианта: либо продолжить рост, либо осуществить «жесткую» посадку, как это было, к примеру, с экономикой Японии, которую в 80-е годы США принудили подписать соглашение об укреплении нацвалюты. Однако спрогнозировать точное развитие сценария в Китае практически невозможно. Это скорее политический, нежели экономический прогноз.

— Мировая экономика, по сути, выходит из кризиса, но цены на нефть — почти как в момент перегрева. Может ли это быть каким-то предвестником чего-то негативного?
Владимир Лавренчук: — Нефть и энергоресурсы — рычаг, который может толкнуть мировую экономику в сторону роста или падения. Украина — часть открытого рынка, и ценообразование на энергоресурсы и вправду очень сильно влияет на ситуацию в нашей стране. Выход из этой зависимости — дифференциация экономики, экспорта, в том числе.

Александр Ведяхин: — Я не думаю, что подорожание нефти — это сигнал второй волны кризиса. Для этого нужен более мощный «пузырь», который должен взорваться. Поэтому, нефть — это скорее убежище, в которое наряду с золотом переводят деньги инвесторы.

— А в какой мере рост цен на основные виды продовольствия может стать драйвером для украинской экономики?

Александр Ведяхин: — Спрос на основные виды продовольствие из-за роста населения Индии, стран Ближнего Востока и Африки будет только увеличиваться. И, на мой взгляд, правильно поставленный агробизнес может стать одним из серьезных стимулов роста экономики Украины.

Владимир Лавренчук: — Соглашусь, что в агробизнесе очень высока активность и рентабельность. Поэтому в долгосрочной перспективе, по моему мнению, наилучшие перспективы как раз у АПК.

— А как вы видите ситуацию с украинским внешним долгом, с возвратом внешних корпоративных долгов?

Александр Ведяхин: — Украина — это не та страна, к которой могут предъявить жесткие требования (немедленного возврата долгов — ред.) и заявить о ее дефолте. По корпоративному долгу я также не вижу больших сложностей. И кредиторы, откровенно говоря, не спешат требовать свои деньги, так как украинский рынок предлагает очень неплохую доходность.

Владимир Лавренчук: — Долги в Украине действительно обслуживаются, причем, на высоком уровне. У небольших компаний высока доля реинвестиций, которые заводятся через те же офшоры. Соответственно, это является не реальным заимствованием, а лишь переливом денег из «кармана в карман».

— На валютном рынке сейчас наблюдается мягкая девальвация. О чем говорит эта тенденция?

Владимир Лавренчук: — Это могут быть сезонные колебания. Кроме того, есть так называемые «психологические» ожидания населения и банков, которые НБУ корректирует путем своих интервенций. Более того, у банков имеется избыточный объем валюты, и со временем они начнут от нее избавляться, что может привести даже к ревальвации.

Александр Ведяхин: — Причин для резкой девальвации нет. Для Украины основной валютой в международных расчетах является доллар США, поэтому Национальный банк таргетирует курс гривны именно к доллару. Анализ ситуации с платежным балансом страны, показатели роста экономики и выполнения бюджета демонстрируют незначительные риски девальвации национальной валюты. Безусловно, изменения текущего спроса и предложения валюты, нестабильность мировых рынков, в том числе рынков металла и зерна, могут вызывать волатильность курса гривны в краткосрочном периоде. Тем не менее, к концу текущего года мы ожидаем увидеть курс доллар/гривна около 8,0 и валютные колебания в 1% не являются поводом для беспокойства.

— Что происходит сейчас с украинским бизнесом, насколько активно он восстанавливается после кризиса?

Владимир Лавренчук: — С 2010 года ВВП Украины показывает лучшие темпы роста в Европе. Поэтому в целом можно говорить о росте производства второй год подряд, особенно в аграрном секторе. В малом и среднем бизнесе изменение налоговой среды, разумеется, создало менее привлекательные условия, и было закрыто довольно много счетов. Но должен сказать, что в малом бизнесе действительно было много «теневых» схем.

Александр Ведяхин: — Мы также наблюдаем индикативный рост бизнеса в Украине. В частности, благодаря доступу к дешевеющим кредитам. При этом банки активно возобновляют и потребкредитование. Покупательная способность населения увеличивается, экономика растет не только за счет экспорта, но и за счет внутреннего потребления, стимулируемого кредитами. В итоге мы получим эффект мультипликатора, когда производство начнет расширяться более масштабными темпами. В малом же и среднем бизнесе действительно пока наблюдается неопределенность — предприниматели изучают новые правила игры.

— Раз уж зашла речь о кредитах как стимуле к экономическому росту, какие вы делаете прогнозы относительно условий кредитования?

Александр Ведяхин: — Сейчас на банковском рынке существует избыточная ликвидность, и ставки существенно падают. Вероятно, в ближайшей перспективе мы увидим достаточно низкие ставки в гривне, на 1—1,5 п. п. ниже нынешних. При этом, несмотря на избыточную ликвидность банков, европейские и мировые тенденции, которые мы мониторим, будут стимулировать рост ставок по валютным кредитам.

Владимир Лавренчук: — До кризиса мы видели рост кредитных портфелей банков до 70—80% (в год — ред.). Сейчас большая часть экспертов склоняется к тому, что портфель будет расти быстрее, чем производство, но не намного. То есть, если производство растет на 4,5% в год, то кредиты — на 7—12%. И хотя эти темпы нас не удовлетворяют, больше мы выдавать не можем. Потому что при всех позитивных оценках перспектив роста украинской экономики, чуть ли не половина предприятий сейчас убыточны. Кроме того, есть еще и юридическая сторона кредитования. Например, у нашего банка 10 тыс. судебных дел по кредитам, из которых большая часть — с непредсказуемым результатом. Это означает, что сегодня банки кредитуют лишь те объекты, которые юридически защищены. Поэтому блокирующий фактор финансирования бизнеса сегодня — это не столько финансовый риск, сколько юридический.

— Сейчас мы видим падение первого взноса по кредитам, по ипотеке — чуть ли не до 10—15% стоимости финансируемой покупки. На ваш взгляд, не слишком ли рано начали появляться рискованные кредиты?

Владимир Лавренчук: — В целом кредитный рынок в 2011 году еще будет консервативным. Скажу непопулярную вещь: у нас лишь 25% поступающих заявок на потребительские кредиты получают положительное решение. Поэтому конкуренция сейчас — это не тот фактор, который может влиять на решение банка. Я наблюдаю за рынком и вижу рост эффективности управления рисками. Да, мы будем все чаще видеть «провокационные» предложение от некоторых банков, особенно вновь прибывших на рынок. Но главное условие получения кредита — достаточность доходов клиента — вряд ли будет либерализировано.
Александр Ведяхин: — Разумеется, банки могут заявлять в условиях по ипотеке 10% первоначального взноса, но при этом риск-менеджмент будет выставлять весьма жесткие условия клиенту, например, чтобы доходы в 10 раз перекрывали ежемесячный платеж. Поэтому многие банки продвигают ипотечные продукты с рекламным слоганом о низком авансе или ставке, но никто не говорит, что банк применяет такие модели скоринга, которые дают максимум 30—40% позитивных решений по заявкам на кредиты.
— Что на самом деле происходит с проблемной частью кредитных портфелей? Как банкам удалось справиться с «плохими» кредитами?
Владимир Лавренчук: — Мы надеемся, что пик начисления резервов на проблемный портфель уже миновал. И в ближайшем будущем будет расформирование этих резервов за счет постепенного погашения кредитов. То есть, фактически «плохой» кредитный портфель раскрыт, и сюрпризов от старых кредитов мы не ждем.
Александр Ведяхин: — В целом, за счет старта кредитования, резервирования проблемного портфеля и за счет того, что процент «плохих» кредитов среди вновь выдаваемых — минимален, мы уже сейчас наблюдаем падение доли проблемной задолженности. Тренд явно изменился к лучшему.


Комментариев: 0    Просмотров: 666

Оставить коментарий:

Ваше имя:
Комментарий:

kcaptcha обновить картинку


Код введен неверно

 
Повторите ввод комментария (нецензурная лексика запрещена).


Подписка на рассылку

Выберите рассылки:

Новости, статьи, обзоры
Объекты недвижимости

Введите корректный e-mail

Следите за нами

facebook twitter vkontakte google plus