Недвижимость в Киеве и Украине - KANZAS.UA
arrow arrow arrow МАССИВная застройка

МАССИВная застройка




/До Гражданской войны 1917-18 гг. жилой фонд Киева составлял всего 3,5 млн кв. м. Вследствие революции, войн и народных волнений он только сократился. Многие здания были разрушены, и в первые годы правления Советов тысячи семей жили в подвалах и полуподвалах, в обветшавших и явно аварийных зданиях. На одного киевлянина приходилось тогда всего 1,5 кв. м жилья – такие данные приводит историк А. Анисимов. Именно поэтому, помимо многочисленных уплотнений и создания коммунальных квартир, в городе – на Печерске, Демеевке, Шулявке, Куреневке – активно строили жилые кварталы. Кроме того, власти дали желающим разрешение строить жилье на свободных территориях на собственные средства – так были расширены многие слободки на левобережье. Уже позднее способ намыва грунта позволил создать в этой части города крупные жилые массивы там, где ранее селиться было опасно из-за разливов Днепра. Бывшие слободки тогда подверглись капитальной реконструкции, были укреплены берега реки, прорыт канал в районе Русановки.

Строительный бум начала ХХ в., за время которого жилая застройка Киева увеличилась до 6,2 млн кв. м, сменился затишьем и упадком в 20-е гг. в связи с тем, что столицу перенесли в Харьков. В период с 1934 до 1941 г., даже вернув себе статус главного города УССР, Киев смог увеличить свой жилой фонд всего на 600 тыс. кв. м.

Строительные процессы вскоре были прерваны Великой Отечественной войной. Возобновились они сразу после ее окончания: люди возвращались с фронта и из эвакуации, и многим приходилось жить просто в землянках. Именно тогда в Киеве стали строить бараки – очень простые 2-этажные дома, поделенные на комнаты. Бараки еще сохранились на Сырце (в районе ул. Щусева), и во многих из них до сих пор живут люди. В этот период большинство зданий возводилось из подручного материала: кирпич, выбранный из завалов, получал вторую жизнь в новых сооружениях. К тому же строились такие дома еще «дедовским» способом, без специальных расчетов. В это же время сооружались и красивые, добротные «сталинки» с хорошими планировками квартир. Таким образом, к началу 1950-х жилой фонд Киева вернулся по объему метража на «довоенный» уровень.

Район старой Дарницы стал застраиваться одним из первых, сразу после войны. Здесь пленные немцы сооружали Аварийный городок. Дома с остроконечными крышами и открытыми верандами, которые немцы возводили по собственным проектам, сохранились до сих пор. Они существенно выделяются на фоне остальной застройки Дарницы.

В 1945 г. в одном из главных столичных проектных институтов – «Киевпроекте» – начали разрабатывать первый Генеральный план послевоенного города, который был утвержден в 1949 г. Этот план не только определил стратегию отстройки разрушенных войной зданий, но и предусмотрел создание новых районов. Через 10 лет после Великой Отечественной войны, когда необходимые предприятия были восстановлены, в Киеве началось масштабное сооружение жилых домов, призванное в кратчайшие сроки обеспечить жильем как можно большее количество человек. Появилось градостроительное нормирование, в строительстве стали использовать новейшие технику и технологии, прогрессивные и наиболее экономичные формы застройки. Заводы начали производить сборные кирпичные блоки, а затем железобетонные панели, блоки и готовые лестничные марши, что значительно ускоряло процесс сооружения жилья. Стала популярной идея деления территории города на отдельные структурные единицы – жилые массивы и микрорайоны. Уже на этапе планирования предусматривалось строительство не только жилых зданий, но и обслуживающих учреждений, сети магазинов, поликлиник, детских садов и яслей, школ, спортивных площадок и мест отдыха. При этом учитывался рельеф местности, расположение дорог и промышленных предприятий, а главное – количество жителей того или иного района.

/В конце 50-х – в начале 60-х гг. прокладывались новые киевские магистрали. «Их ширина закладывалась из расчета 15 автомобилей на 1 тыс. жителей к 1970-му г. и 25 – к 1980-му, – рассказывает Евгений Лишанский, заслуженный архитектор Украины, член Архитектурно-технического совета Института «МіськЦивільПроект». – Показатель этот исходил из того, что в стране было всего 3 предприятия по производству автомобилей, они выпускали определенное число машин ежегодно, и, конечно, ни о каком импорте речь не шла». Самое интересное, что по этим магистралям мы ездим до сих пор, хотя количество автомобилей возросло более чем в 10 раз…

В 1956 г. вышло Постановление Совмина о борьбе с излишествами в архитектуре, и с этого времени стали активно застраивать Чоколовку, Нивки, левобережную Воскресенку и другие массивы, на которых возводились дома без всяких архитектурных «излишеств». Одним из первых появился комплекс по ул. Щорса. Он состоял из 7-ми жилых 5-этажных домов общей площадью около 10 тыс. кв. м и был сооружен с помощью крупных стеновых блоков из кирпича. Благо, в те непростые времена Госплана и пятилеток у киевских градостроителей хватило мудрости застроить типовыми 5-этажками окраины, практически не «задев» исторический центр города.

Возведение масштабных объектов и создание жилых массивов требовало обширных свободных территорий в черте города. Такие участки земли находились, в основном, на левом берегу Киева, однако во время паводков значительная их часть затапливалась. Потому первые жилые массивы на левобережье возводились на расстоянии 3-5 км от Днепра. Это во многом определило очередность застройки в период 1960-90-е гг.: вначале сооружалась Дарница, а потом Левобережная, сперва возводился Харьковский, а Позняки появились позже.

Первым киевским массивом на намывной территории стала Русановка, или, как ее еще называли, Киевская Венеция, основанная в 1961 г. Здесь были построены первые в городе 16-этажные панельные дома на сваях. Уровень земли был поднят на 5-6 м. Для намыва использовался грунт от расчистки Русановского залива и песок из карьеров, которым придали форму обводного канала. Украшенный 5-ю мостами и 24-мя фонтанами, канал создал неповторимый облик массива. «Итоговый вариант Русановки принципиально отличался от первоначального плана, – объясняет Евгений Лишанский. – Там, где теперь бульвары Русановский и Давыдова, тоже должны были быть каналы с водой, разделяющие Русановку на 3 крупных микрорайона».
На Русановке первые жители появились уже в 1963 г., а основная часть строительства завершилась до 1974 г. Изначально район планировали застроить 5-8-этажными домами, но когда оценили стоимость намыва и инженерной подготовки территории, стало ясно, что квадратные метры в таких домах будут «золотыми». Тогда было решено возводить кварталы 9-этажных домов, среди которых в качестве акцентов будут стоять 16-этажные. Кстати, справа от гостиницы «Славутич» можно увидеть первую и единственную на массиве 8-этажку.

Само название Русановки произошло от фамилии реального человека, беглого казака из Чернигова – Русанова. Он был отличным мастером по изготовлению гробов, а когда понял, где можно получить больше заказов, то приехал в Киев и поселился на месте теперешней Русановки, высадив там замечательные сады. В честь казака-гробовщика и назвали новый район.

В 1967 г. около озера Тельбин на месте березовой рощи был основан массив Березняки. По сравнению с Русановкой, он занял еще большую площадь, еще выше был поднят уровень грунта, еще более масштабными были инженерные работы. Первые дома здесь стали строить лишь в 1971 г. – до этого момента шла подготовка территории. Особенностью Березняков стало расположение общественных и торговых учреждений в отдельных зданиях вдоль магистралей, в отличие от Русановки, где они находились на нижних этажах жилых домов.

В конце 1970-х гг. самым крупным массивом Киева стала Оболонь. Ее начали создавать в 1968 г. на намывной территории. Общие размеры Оболони на то время были внушительными: длина вдоль Днепра – 5 км, ширина в южной части – 2,5 км, в северной – 5 км. Грунт здесь подняли до 5 м, по сравнению со старыми заливными лугами, а объем намыва был примерно в 10 раз больше, чем на Русановском массиве.

«Самыми совершенными с точки зрения планировки, организации и комплексности застройки стали массивы Березняки и Виноградарь, ¬– считает г-н Лишанский. – В этих проектах на практике применили теорию попутного обслуживания, которая позволяет жителю района минимизировать затраты времени на передвижения, из связанные с посещением всех объектов инфраструктуры. Таким образом, экономится драгоценное время, а значит его больше остается на жизнь».

Что же строили на многочисленных жилых массивах Киева? Как известно, «хрущевки» – панельные или кирпичные 3-5-этажные дома, названные так в народе по фамилии Никиты Хрущева, во время правления которого они массово сооружались. Строительство «хрущевок» велось с 1959 по 1985 г. В таких домах были, в основном, 1-2-комнатные квартиры с низкими потолками (около 2,5 м), совмещенным санузлом и внутренними стенами со слабой звукоизоляцией. Лифты в домах отсутствовали. «Хрущевки» предназначались для временного решения жилищной проблемы и были рассчитаны на 25 лет, но и сегодня их доля от всех жилых зданий Киева составляет 40%.

Одинаковые, как близнецы, унылые дома нагоняют тоску не только на жителей центра, привыкших к выразительной архитектуре, но и на собственных обитателей. «До начала 1980-х гг. на киевских массивах возводилось жилье по ограниченной номенклатуре типовых проектов, – объясняет Евгений Лишанский. – С конца 1970-х гг. население Киева возрастало на 50 тыс. – 60 тыс. в год. Было необходимо обеспечить жильем огромное количество людей в кратчайшие сроки. Темпы и объемы строительства зависели не только от острой потребности в жилье – нужно было еще и максимально использовать продукцию индустриального домостроения. То, что теперь называют «хрущевками» и «чешками», и тогда не радовало глаз ни экстерьером, ни планировкой. Но жизнь в отдельной, пусть самой маленькой и по нынешним меркам тесной квартире, казалась просто раем, по сравнению с бараком, подвалом или коммуналкой. И сколько бы грамотные и талантливые архитекторы, которых и в то время было немало, не пытались отстаивать перед архитектурно-строительным руководством необходимость уделять больше внимания эстетике и удобству планировки квартир, с тем чтобы предотвратить их моральное старение, все это приносилось в жертву, прежде всего, доведенной до абсурда экономичности, и, конечно же, скорости строительства». Именно так, быстро и в соответствии с государственным стандартом, возводились киевские массивы. Вскоре дома наполнились жителями, магистрали – автомобилями, а дворы – детским смехом. И на одинаковых детских площадках, в одинаковых панельных многоэтажках выросло целое поколение интересных, талантливых и великих людей.

В конце 60-х гг. ХХ века в Советском Союзе происходили масштабные преобразования. С началом «холодной войны» стартовала гонка вооружений, в обслуживание которой были вовлечены многие крупные города союзных республик, в том числе и Киев. Именно растущие потребности «оборонки» в заводах и рабочей силе стали тем катализатором развития города вширь и ввысь, которое продолжилось после успешно возведенных первых массивов «хрущевок». Десятки тысяч новых рабочих мест притягивали не только людей из окрестных сел, но и квалифицированных специалистов из других регионов большой страны; плотность застройки и населения возрастала, дома для новых киевлян сооружались уже в 9, 12 и 16 этажей, массивы закладывались все крупнее, а магистрали – по возможности, шире.
Рост крупнейших городов был настолько внушительным, что в СССР был принят жесткий курс на его ограничение. «Уже в середине 1960-х гг., в начале работы над новым Генеральным планом Киева, перед нами была поставлена такая задача. И мы ее решали за счет размещения жилья и предприятий, тяготеющих к научно-производственному комплексу столицы, в городах-спутниках, – вспоминает Евгений Лишанский, заслуженный архитектор Украины, работавший над пригородной зоной для Генплана 1968 г., глава Архитектурно-технического совета Института «МіськЦивільПроект». – Мы предлагали развивать внешний пояс малых городов на расстоянии 30-40 км от столицы – Дымер, Фастов, Обухов, Бровары, Борисполь… Это позволяло не только сдерживать рост Киева, но и развивать инфраструктуру этих городов. Руководители министерств и ведомств убеждали ЦК и Совет Министров строить заводы и жилье в Киеве, а не в чистом поле. И Киев рос, как на дрожжах. Когда в 1980 г. проанализировали реализацию Генплана, оказалось, что 90% решений о размещении предприятий в городе было принято в порядке исключения. В результате в 1980-е гг. численность населения столицы вместе со спутниками практически полностью совпала с нашими первоначальными расчетами, однако все, что недополучил пригород, с лихвой получил Киев».

/Основным заказчиком сооружения жилья было Главное управление капитального строительства (ГлавУКС). Именно эта организация вела централизованную застройку массивов, концентрируя государственные средства и взносы предприятий. Последним квартиры выдавались пропорционально внесенным суммам. «Помимо ГлавУКС, заказчиками могли выступать стройуправления Совмина, ЦК либо других ведомств, которые возводили дома вблизи своих учреждений, – вспоминает г-н Лишанский. – То есть, массовую застройку вел ГлавУКС, а отдельные дома в центре и прицентральных районах сооружались за счет ведомств и некоторых предприятий».
Если в первые послевоенные пятилетки жилищные условия в возводимых домах были более чем скромными, то в дальнейшем планировка квартир, хоть и медленно, но изменялась в лучшую сторону. В 1950-60 гг. при предоставлении жилья учитывалась не общая площадь, а жилая, поскольку людей заселяли покомнатно – отдельную квартиру мало кому удавалось получить. Государство прежде всего интересовало, чтобы был как можно больший «выход» жилых комнат. Поэтому в «хрущевских» квартирах такие маленькие кухни, санузлы, тесные коридоры, отсутствуют подсобные помещения. Пока не началось поквартирное заселение, соотношение жилой площади к общей – коэффициент К1 – жестко регламентировался. «Например, для 1-2-комнатных квартир он составлял около 0,65, для 3-комнатных – 0,68-0,7, – приводит данные Евгений Лишанский. – Так или иначе, но проектирование домов было неотделимо от социальных процессов в стране. И по мере того, как улучшалась ситуация, менялись и жилищные условия. Уже в 70-е гг. прошлого века, в период активной урбанизации, от покомнатного заселения постепенно перешли к поквартирному. Был изменен коэффициент К1, и с тех пор новые серии домов стали характеризоваться таким социально значимым понятием как «улучшенная планировка». Улучшения были на то время действительно серьезными: площадь кухонь увеличивалась с 5-6 до 7-8 кв. м, добавились подсобные помещения, появились раздельные санузлы, исчезли проходные комнаты. А увеличение в несколько раз производства отечественных лифтов позволило не только добавить комфорта жителям, но и дало возможность перейти к массовому строительству 9-, 12-, 16-этажных домов и в Киеве, и в других крупнейших городах.
Архитектура серийных новостроек по-прежнему никого не приводила в восторг. Основные задачи, которые государство ставило перед всем строительным комплексом, – жесткая экономия и максимальные темпы сооружения. Внешний же облик зданий был отнюдь не решающим фактором. Иногда дело доходило до абсурда – к примеру, строители требовали: дом должен иметь не меньше 6-ти секций, дабы «зря» не приезжал башенный кран. А любые архитектурные акценты на массивах согласовывались крайне тяжело. Прежде чем построить здание по индивидуальному проекту в Киеве или типовой 16-этажный дом в провинции, нужно было получить разрешение в Москве: показать проект и убедить чиновников, что на этой территории действительно уместен такой объект.
Тем не менее, нужно подчеркнуть, что киевские массивы планировались и застраивались, как правило, комплексно – помимо жилых домов, предприятий бытового обслуживания, детсадов и школ, библиотек, аптек, отделений связи и других объектов социальной инфраструктуры, на них сооружали спортивные площадки, парки, стадионы и бассейны. При маловыразительной архитектуре жилья свое «лицо», «фишку» придавали каждому массиву в целом: в Академгородке, к примеру, создали спорткомплекс «Наука», на Теремках – ВДНХ, на Лесном массиве постарались максимально сохранить озеленение.
Параллельно с застройкой левобережья – Русановки и Березняков ¬– в 1960-е гг. активно разрастался правый берег – западная и северная окраины Киева. Так, в 1962 г. началось сооружение Академгородка. Здесь разместились научно-исследовательский центр и жилые микрорайоны – все в пределах пешеходной доступности. «Изюминками» массива стали бульвар им. Вернадского и спортивный комплекс «Наука» с плавательным бассейном, стадионом и теннисными кортами, который и сегодня пользуется популярностью.
В 1966 г. началось строительство одного из самых крупных массивов – Никольской Борщаговки. В его составе 14 микрорайонов, в каждом из них – блок обслуживания, школы и детские сады.

/Сейчас название киевского массива Виноградарь звучит немного странно: вроде бы винограда здесь не видно. Оказывается, местность имеет богатое «виноградное» прошлое. Первым виноградарем Киева был технолог Вильгельм Кристер, которого пригласили в 1838 г. на работу на ткацкую фабрику. Через 10 лет он окончательно обосновался в городе: приобрел участок на пустыре возле Ветряных гор, расчистил его и превратил в цветущий сад. Кристер выращивал разнообразные фруктовые культуры, в том числе и виноград. В 1907 г. виноградарством в этом районе занялись садовники Бекас и Абрамов, подав пример и другим. Дореволюционный опыт стал основой для развития виноградарства уже в советское время. В 1935 г. этой культурой здесь были засажены почти 50 га.
Массовая застройка Виноградаря началась в 1973 г., а спустя 2 года сюда уже приехали первые новоселы. Помимо 9- и 12-этажных домов, тут активно возводили и 16-этажные здания – акценты на въезде, у Синего озера и на пересечении магистралей. Благодаря соседству с лесом и проложенным внутри микрорайонов аллеям, массив получился очень зеленым и уютным. В центральной части Виноградаря был запроектирован многофункциональный общественный центр – бассейн, 2-зальный кинотеатр, универмаг, универсам, множество детских учреждений. К сожалению, эта интересная идея не была реализована.
Самым большим правобережным массивом стала Оболонь, где на территории 1356 га планировали поселить порядка 260 тыс. человек. Гидронамыв для первой очереди застройки завершили в 1974 г., а к 1980 г. возвели большую часть домов. В основе композиции массива – фокусирование магистралей у станций метро. Центральной же осью стал широкий Оболонский проспект, под которым прошла и линия подземки. Интересно, что прибрежная зона района – между заливом Днепра и просп. Героев Сталинграда – изначально отводилась под рекреацию (там собирались разбить парк). Однако на первом этапе она оставалась неосвоенной. С развалом Советского Союза эти планы канули в Лету, и в начале 2000-х земли передали под застройку современными жилыми комплексами, которые киевляне назвали «Оболонские Липки».
Сооружение Московского моста дало возможность с 1981 г. осваивать огромные территории на севере левобережного Киева. Здесь издавна существовали села Выгуровщина и Троещина, которые должен был поглотить новый массив. Выгуровщина действительно исчезла, а вот село Троещина по стечению обстоятельств осталось нетронутым, хотя именно оно дало название всему массиву. На Троещине, как и в других прибрежных районах, территория была намыта. Источником грунта стало русло р. Десенка и искусственные водоемы. Особенность массива – разноцветные мозаичные решения и суперграфика фасадов многоэтажек, благодаря чему, с одной стороны, дома отличаются друг от друга, с другой – создают визуальное единство. Центральной транспортной артерией должна была стать ул. Оноре де Бальзака. Вдоль нее предполагалось провести и линию наземного метро, которая бы соединила новый массив с центром города. Однако в связи с тем, что прилегающее село, вопреки планам, не попало под многоэтажную застройку, ул. Оноре де Бальзака имеет только одностороннюю загрузку. Основные же потоки транспорта сегодня принимает просп. Маяковского.
Наиболее «поздними» киевскими массивами стали Харьковский, Позняки и Осокорки, расположенные на юго-востоке столицы. Харьковский строили с 1981 по 1987 гг., одноименное шоссе соединило его с районом Ленинградской площади. Ввод в эксплуатацию Южного моста и появление просп. Бажана с линией метрополитена дали мощный толчок к освоению приднепровских территорий. Соседние Позняки начали возводить в 1989 г., а самый молодой массив Киева – Осокорки – был заложен в 1993 г.
Со времен активной застройки киевских массивов изменились и градостроительные нормы, и представления людей о комфорте, неизменной осталась лишь огромная потребность в жилье. В последние годы среди «хрущевок» и панельных многоэтажек вырастают современные жилые комплексы – инвесторы стараются застроить каждый более-менее привлекательный участок земли. Однако те вопросы, которые были существенными для советских градостроителей (транспортная инфраструктура, наличие в пределах пешеходной досягаемости школ, детских площадок и садиков), отошли на второй план. Но это – уже совсем другая история.





Комментариев: 0    Просмотров: 3751

Оставить коментарий:

Ваше имя:
Комментарий:

kcaptcha обновить картинку


Код введен неверно

 
Повторите ввод комментария (нецензурная лексика запрещена).


Подписка на рассылку

Выберите рассылки:

Новости, статьи, обзоры
Объекты недвижимости

Введите корректный e-mail

Следите за нами

facebook twitter vkontakte google plus